Monthly Archives: Октябрь 2011

Важно ! Конституционный суд о допустимости доказательств

Конституционный суд согласно своему Решению от 20 октября 2011 г. рассмотрел в пленарном заседании дело (№ 1-31/2011)  по конституционному представлению Службы безопасности Украины относительно официального толкования положения части третьей статьи 62 Конституции Украины касательно того утверждения, что  «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем».

Поводом к рассмотрению дела согласно статьям 39, 40 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» стало конституционное представление Службы безопасности Украины.

Основанием к рассмотрению дела согласно статье 93 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» является практическая необходимость в официальном толковании указанного положения.

Заслушав судью-докладчика Вдовиченко С.Л. и исследовав материалы дела, Конституционный Суд Украины, в частности установил:

1. Субъект права на конституционное представление — Служба безопасности Украины — обратился в Конституционный Суд Украины с ходатайством дать официальное толкование положения части третьей статьи 62 Конституции Украины «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» во взаимосвязи с положениями:

— Части второй статьи 65 Уголовно-процессуального кодекса Украины (далее — Кодекс), согласно которым доказательства по уголовному делу устанавливаются, в частности, протоколами следственных и судебных действий, протоколами с соответствующими приложениями, составленными уполномоченными органами по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий;

— Статьи 2, части второй статьи 5 (в представлении — части третьей

статьи 5), статьи 8 Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» от 18 февраля 1992 года № 2135-XII (далее — Закон), определяющие понятие оперативно-розыскной деятельности, права подразделений, в том числе Службы безопасности Украины, которые осуществляют оперативно-розыскной деятельности, а также субъектов, которым запрещено проведение оперативно-розыскной деятельности.

Практическую необходимость в официальном толковании указанного положения субъект права на конституционное представление обосновывает неоднозначной судебной практикой оценки допустимости доказательств по уголовным делам. По его мнению, поданные любым лицом в соответствии с частью второй статьи 66 Кодекса доказательства не отвечают требованиям допустимости, если они получены с нарушениями, связанными как с незаконным ограничением основных прав и свобод человека, закрепленных в Конституции Украины, так и с нарушением закона, в частности, вследствие деятельности, которая имеет формальные признаки оперативно-розыскной деятельности в соответствии со статьей 2 Закона и «в нарушение части третьей статьи 5 настоящего Закона осуществляется лицами, безосновательно перебирают на себя функции соответствующих государственных органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности «. Органы дознания, досудебного следствия и суда и их должностные лица не имеют права признавать фактические данные доказательствами по уголовному делу в связи с незаконным путем их получения в понимании положений части третьей статьи 62 Конституции Украины.

2. Свои позиции относительно предмета конституционного представления изложили Председатель Верховной Рады Украины, Генеральная прокуратура Украины, Министерство внутренних дел Украины, научные сотрудники Национальной академии прокуратуры Украины, Национальной академии Службы безопасности Украины, Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», Национального университета «Одесская юридическая академия «.

3. Конституционный Суд Украины, решая поднятые в конституционном представлении вопросы, исходит из следующего.

3.1. Украина есть демократическое, правовое государство, в котором человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются наивысшей социальной ценностью; права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства, а утверждение и обеспечение прав и свобод человека является его главной обязанностью (статьи 1, 3 Конституции Украины).

Все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах; права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы; граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом (статья 21, часть первая статьи 24 Основного Закона Украины).

Конституция Украины имеет высшую юридическую силу, а ее нормы являются нормами прямого действия; в Украине признается и действует принцип верховенства права (статья 8 Основного Закона Украины).

Недопустимости обоснования обвинения лица в совершении преступления на доказательствах, полученных незаконным путем, закрепленная в первом предложении части третьей статьи 62 Конституции Украины, а согласно части второй его статьи 64 эта гарантия не может быть ограничена.

Основной Закон Украины, гарантируя права и свободы личности, требует от нее определенного поведения в отношении других лиц и государства в целом, устанавливает соответствующие требования и ограничения.

Каждый имеет право на уважение его достоинства, на свободу и личную неприкосновенность, каждому гарантируется неприкосновенность жилища (часть первая статьи 28, часть первая статьи 29, часть первая статьи 30 Конституции Украины). Каждый обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей (Часть первая статьи 68 Основного Закона Украины).

Согласно части второй статьи 34 Конституции Украины каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом — на свой выбор. Однако осуществление этого права может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, защиты репутации или прав других людей, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия (часть третья статьи 34 Основного Закона Украины).

Согласно частям первой, второй статьи 32 Конституции Украины никто не может подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, кроме случаев, предусмотренных Конституцией Украины; не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. Конституционный Суд Украины в пункте 1 резолютивной части Решения от 30 октября 1997 года № 5-зп (дело К. Г. Устименко) отметил, что к конфиденциальной информации, в частности, относятся сведения о лице (образование, семейное положение, религиозность, состояние здоровья я, дата и место рождения, имущественное положение и другие персональные данные). О невозможности государственных органов вмешиваться в личную и семейную жизнь человека, а также безосновательно получать сведения личного характера Конституционный Суд Украины отметил в подпункте 4.2 пункта 4 мотивировочной части Решения от 6 октября 2010 г. № 21-рп/2010 по делу о коррупционных правонарушениях и введение в действие антикоррупционных законов.

Статья 31 Конституции Украины гарантирует каждому тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции. Исключения могут устанавливаться только судом в случаях, предусмотренных законом, с целью предотвратить преступление или установить истину при расследовании уголовного дела, если другими способами получить информацию невозможно.

Конституционный Суд Украины, рассматривая это дело, учитывает практику Европейского суда по правам человека, который в своих решениях устанавливал наличие нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция), когда в процессе получения доказательств ограничивались права и свободы , гарантированные Конвенцией, в частности ее статье 6 «Право на справедливый суд», статьей 8 «Право на уважение частной и семейной жизни».

Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно отмечал, что допустимость доказательств является прерогативой национального права и, по общему правилу, именно национальные суды полномочны оценивать предоставленные им доказательства (§ 34 решения по делу Тейксейра де Кастро против Португалии от 9 июня 1998 года, § 54 решения по делу Шабельника против Украины от 19 февраля

2009 года), а порядок сбора доказательств, предусмотренный национальным правом, должно соответствовать основным правам, признанным Конвенцией, а именно: на свободу, личную неприкосновенность, на уважение частной и семейной жизни, тайну корреспонденции, на неприкосновенность жилища (статьи 5, 8 Конвенции ) и т.п..

Таким образом, давая официальное толкование положения части третьей статьи 62 Конституции Украины, Конституционный Суд Украины исходит из того, что обвинения лица в совершении преступления не может основываться на доказательствах, полученных в результате нарушения или ограничения его конституционных прав и свобод, кроме случаев, в которых Основной Закон Украины допускает такие ограничения.

3.2. Конституционный Суд Украины считает, что положение

части третьей статьи 62 Конституции Украины, согласно которому обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, напрямую связано с положением части первой этой статьи, согласно которому лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке.

Верховная Рада Украины в соответствии с пунктом 3 части первой статьи 85, пунктов 1, 14 части первой статьи 92 Конституции Украины законодательно определила полномочия органов дознания и следствия по получению фактических данных, которые могут быть признаны доказательствами и которые суд оценивает на предмет законности (допустимости), а также компетенцию органов прокуратуры, которые согласно пункту 3 статьи 121 Основного Закона Украины осуществляют надзор за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие.

Сбор, проверка и оценка доказательств возможны только в порядке, предусмотренном законом. Согласно статье 65 Кодекса доказательствами по уголовному делу являются фактические данные, на основании которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть первая); эти данные устанавливаются показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий, протоколами с соответствующими приложениями, составленными уполномоченными органами по результатам оперативно-розыскных мероприятий, и другими документами

(Часть вторая). Перечень субъектов, которые могут представлять доказательства, определенного в статье 66 Кодекса.

Признаваться допустимыми и использоваться, как доказательства в уголовном деле могут только фактические данные, полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Проверка доказательств на их допустимость является важнейшей гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе и принятия законного и справедливого решения по делу.

Анализ положения части третьей статьи 62 Конституции Украины «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» дает основания для вывода, что обвинение в совершении преступления не может быть обосновано фактическими данными, полученными незаконным способом, а именно:

с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина;

с нарушением установленных законом порядка, средств, источников получения фактических данных;  а также не уполномоченным на выполнение этих действий лицом.

3.3. Оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться исключительно определенными в Законе государственными органами и их должностными лицами, которые обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины (часть вторая статьи 19 Основного Закона Украины).

В Законе урегулированы содержание, задачи, принципы оперативно-розыскной деятельности, порядок ее осуществления, обязанности и права подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и определен перечень соответствующих действий, которые могут ими совершаться в процессе такой деятельности. Оперативно-розыскная деятельность — это система гласных и негласных поисковых, разведывательных и контрразведывательных мероприятий, осуществляемых с применением оперативных и оперативно-технических средств; ее задачей является поиск и фиксация фактических данных о противоправных деяниях отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украина, о разведывательно-подрывной деятельности специальных служб иностранных государств и организаций с целью пресечения правонарушений и в интересах уголовного судопроизводства, а также получения информации в интересах безопасности граждан, общества и государства; оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах, в частности, законности и соблюдения прав и свобод человека (статьи 1, 2, 4, 5, 7, 8 Закона).

Временное ограничение конституционных прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности уполномоченным органом, должностным лицом возможно лишь в случаях, предусмотренных Конституцией Украины, и в порядке, установленном законами Украины, с целью защиты прав и свобод других людей, в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, экономического благосостояния и прав человека; в случаях, связанных со спасением жизни людей и имущества либо с непосредственным преследованием лиц, подозреваемых в совершении преступления; с целью предотвратить преступление или установить истину при расследовании уголовного дела . Основания и порядок осуществления мероприятий, связанных с временным ограничением конституционных прав и свобод человека и гражданина, определенные Кодексом, Законом, законами Украины «О милиции», «О прокуратуре», «О Службе безопасности Украины», «О Государственной пограничной службе Украины «,» О контрразведывательной деятельности «,» Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью «.

Системный анализ положений Кодекса и Закона дает основания утверждать, что проведение оперативно-розыскных мероприятий или использование средств для получения фактических данных должно происходить исключительно с соблюдением прав и свобод человека и гражданина, в предусмотренных законом случаях и в соответствующем процессуальном порядке лицами или подразделениями, которые уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Несоблюдение Конституции Украины и нарушение лицами, уполномоченными осуществлять оперативно-розыскную деятельность, требований Кодекса, Закона, других законов Украины при получении фактических данных является основанием для признания собранных таким образом доказательств недопустимыми.

3.4. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными подразделениями органов, определенных в части первой статьи 5 Закона. Согласно части второй указанной статьи проведения оперативно-розыскной деятельности общественными, частными организациями и лицами, иными органами или их подразделениями, кроме определенных в части первой настоящей статьи, запрещается. Такой запрет связан с тем, что осуществление не уполномоченными физическими или юридическими лицами по своему усмотрению любые меры, которые отнесены к оперативно-розыскной деятельности (имеют признаки оперативно-розыскной деятельности), нарушает не только законодательные положения, но и конституционные права и свободы человека и гражданина.

Конституционный Суд Украины исходит из того, что фактические данные о совершении преступления или подготовке к нему могут быть получены не только в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченных на это лиц, но и случайно зафиксированы физическими лицами, действовавшими в собственные (частные) фото-, кино -, видео-, звукозаписи, или видеокамерами наблюдения, расположенными как в помещениях, так и извне.

При оценке на предмет допустимости в качестве доказательств по уголовному делу фактических данных, содержащие информацию о совершении преступления или подготовке к нему и представлены в порядке, предусмотренном частью второй статьи 66 Кодекса, необходимо учитывать инициативный или ситуативный (случайный) характер действий физических или юридических лиц, их цель и целеустремленность при фиксировании указанных данных.

Конституционный Суд Украины считает, что представленные любым физическим или юридическим лицом согласно части второй статьи 66 Кодекса вещи или документы (фактические данные) не отвечают требованиям допустимости доказательств, если они получены с нарушением прав и основных свобод человека, закрепленных в Конституции Украины, в частности вследствие целенаправленных действий с применением оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Законом.

Таким образом, Конституционный Суд Украины пришел к выводу, что положения статьи 62 Конституции Украины направлены на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Поэтому положения первого предложения части третьей настоящей статьи «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» следует понимать так, что обвинение в совершении преступления не может основываться на фактических данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченным на то лицом без соблюдения конституционных положений или с нарушением порядка, установленного законом, а также полученных путем совершения целенаправленных действий по их сбору и фиксации с применением мер, предусмотренных законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», лицом, не уполномоченным на осуществление такой деятельности.

Оценивая данное решение Конституционного суда следует отметить, что это определенный прогресс в защите прав человека, но также следует отметить и определенную незаконченность этого решения. О чем идет речь. Дело в том что  так и остались неразрешенными многие проблемы допустимости доказательств, практических этапов правоприменения этих положений. Но как говориться и за это спасибо, учитывая например тот факт, что лично у меня, уже через 4 дня после принятия Конституционным судом этого нужного решения состоится судебное заседание, с этой же проблематикой. То есть в уголовном деле, есть похожие моменты, когда оперативные работники, используя одно Постановление об оперативной закупке наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, проводят две оперативные закупки, что однозначно делает проведение второй оперативной закупки, явно незаконной и недопустимой с точки зрения оценки доказательств.  Также и факт составление оперативным работником протокола осмотра места происшествия, делает его незаконным, тогда когда в соответствии со ст. 190 УПК Украины, такое следственное действие имеет право проводить только следователь, но никак не оперативный работник.

Конечно, судебная практика, уже и до этого решения Конституционного суда, выработала определенные стандарты касательно признания недопустимости таких доказательств, но вместе  с тем, сама процедура настолько маразматична, что просто диву даешься.  В данном случае я хочу сказать, что все эти недостатки как правило выявляются, на стадии предварительного судебного рассмотрения, на котором уже можно принять окончательное решение либо о закрытии дела по основаниям ст.213 УПК или  столь любимому судьями методу, как отправки дела на дополнительное расследование. Но что самое интересное, добиться этого на стадии предварительного судебного  рассмотрения крайне тяжело. Хотя с учетом этого нового решения Конституционного суда, может произойдет чудо и судьи  еще на стадии предварительного слушания дела,  начнут принимать решения касательно недопустимости доказательств добытых незаконным путем.  И о первом практическом тесте этого решения Конституционного суда, в суде первой инстанции,  я смогу сообщить  читателям сайта, уже после 24.10.2011 г., когда в Соломенском районном суде г. Киева, будет рассмотрено дело  напрямую связанное с данным решением Конституционного суда.

Лев Ходаковский

Опять милицейский беспредел в отношении адвокатов

Опять в Украине (в г. Мелитополь) очередной милицейский беспредел в отношении адвокатов. В данном случае милиция грубо нарушила право на защиту и  не допустила адвоката к клиенту, но  при этом, не просто не допустила а принудительно и с применением силы, вывела адвоката из горотдела милиции, заломив  при этом ему руки. Вот что рассказал, сам  адвокат Евгений Зинченко:

«… 29 сентября в 8.00 я заключил договор на предоставление юридических услуг с одним гражданином, а уже в 10.40 мне позвонили его родственники и сказали, что клиент задержан и находится в кабинете № 76 следственного отделения милиции. Когда я приехал в горотдел и дошел до нужного кабинета, увидел, что около моего клиента с десяток оперативников. Задержанный что-то писал под диктовку милиционеров. Я представился его защитником, сказал, что у меня с ним заключен договор, но меня просто выставили за дверь и сказали ждать в коридоре. Я пояснил, что у меня есть право на общение с человеком еще до дачи им показаний, но реакции не последовало.
Когда я ждал в коридоре, ко мне подошли два работника розыска и в грубой форме предложили убраться из милиции. Я отказался, и тогда мне заломили руки и потащили к выходу. Дежурному милиционеры сказали, чтобы меня не пропускали без разрешения начальника милиции. В тот же день я подал жалобу заместителю Мелитопольского межрайонного прокурора. Также направил телеграммы в Генпрокуратуру и начальнику Главного управления надзора за соблюдением законов при проведении оперативно-розыскной деятельности, дознания и досудебного следствия. На следующий день мне пришлось обращаться за помощью в лечебное учреждение, так как моей головой милиционеры открывали все двери на пути к выходу…»

Вместе с тем, такое  поведение работников милиции, лично у меня вызывает … даже некоторое умиление. Дело в том, что такие моменты, лично я воспринимаю … как подарок судьбы. Дело в том, что это очевидное и грубое  нарушение права на защиту, ответственность за которое прямо предусмотрена ст. 374 УК Украины, которая гласит: «…Недопущение или непредоставление своевременно защитника, а также другое грубое нарушение права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту, совершенное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судьей…» Единственное что плохо, в этом случае, так это то что субъектом этого состава преступления, применительно к этому случаю может быть только дознаватель  или следователь.  Но если в таком нарушении права на защиту участвуют только оперативные работники милиции, то их действия подпадают под квалификацию состава преступления предусмотренной ст.  365 УК Украины, а именно  превышение власти или служебных полномочий, когда действия должностного лица, явно выходят за пределы предоставленных ему прав или полномочий, если ими причинен существенный вред охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан, или государственным или общественным интересам, или интересам юридических лиц.

Под превышением власти или служебных полномочий нужно  понимать:
а) совершение действий, которые являются компетенцией вышестоящего должностного лица этого ведомства или должностного лица другого ведомства;
б) совершение действий, выполнение которых разрешается только в особых случаях, или с особого разрешения, либо с соблюдением особого порядка, — при отсутствии этих условий;
в) совершения единолично действий, которые могли быть совершены только коллегиально;
г) совершение действий, которые никто не имеет права выполнять или разрешать.
В общем, в данном случае адвокат Евгений Зинченко, поступил очень грамотно и правильно. Он зафиксировал данное преступление, путем подачи соответствующих жалоб. Он создал предпосылки, для дальнейшего признания показаний его клиента добытых незаконным путем, такими которые были добыты с явным грубым нарушением права на защиту. Это конечно не конец истории, но это хорошее начало такого конца.  По крайней мере я  в этом уверен, если адвокат Зинченко будет настойчив  в стремлении наказать негодяев. На его месте я бы начал активные действия по возбуждению уголовного дела по факту  совершения этих незаконных действий.
Лев  Ходаковский

Приговор Киреева для Тимошенко — 7 лет лишения свободы

 

Сегодня с утра встретившись с клиентом, последний поинтересовался моей  точкой зрения по поводу будущего приговора Тимошенко. Я ответил, что на мой взгляд судья Киреев, определит ей наказание в виде 7 лет лишения свободы. Как оказалось я был прав и полностью предугадал поведение судьи Киреева, касательно определения им наказания для Тимошенко. Указанный приговор не вызвал у меня особого удивления, так как практически вся судебная система Украины нашла свое олицетворение в этом одном судебном процессе. Этот судебный процесс еще раз показал, куда идет наша судебная система, куда идет наша действующая власть. На мой взгляд, все идет к сворачиванию демократических начал в Украине и взят откровенный курс на полное уничтожение правосудия в Украине.

Все последующие уголовные процессы в Украине будут носить на себе отпечаток этого явно политического процесса.

В первую очередь это почувствуют адвокаты и их клиенты. Эти негативные явления, ведут к явному усилению судебного произвола и это  уже почувствовали многие адвокаты  еще с самого начала процесса по Тимошенко. Я уже как то писал, что для уменьшения такого негативного влияния власть должна усилить апелляционный контроль, за деятельностью судов первой инстанции, но увы чуда не произошло. «Киреевщина» начала распространяться и на некоторых судей апелляционных инстанций, что сразу  нашло свое отражение в повышении некоторой эмоциональной составляющей судей апелляционной инстанции, когда судьи не взирая на явные нарушения допущенные судьями первой инстанции, просто не замечают этих нарушений, явно отстаивая честь мундира. Конечно печально наблюдать ухудшения уровня правосудия в Украине. Но по моему глубокому убеждению каждый народ, достоин той власти, которую он заслуживает. И продолжая этот тезис могу также сказать, что и каждый народ заслуживает то правосудие, на которое он и заслуживает.  И увы как это не печально но это чистая  правда …  И от этого на душе у меня грустно, тоскливо … и  омерзительно от перспектив того какой станет наше и до этого процесса,  далеко  не идеальное правосудие.

Давая свой прогноз дальнейшим возможным  событиям, хочу отметить, что  апелляционная инстанция, на мой взгляд не изменит вынесенный Киреевым приговор, так как в этот момент властью будет проводиться тест, на восприятие этого приговора как в мире так и внутри страны.  Если  реакция   общественности будет активно-негативной,   то  конечно пересмотр приговора возможен и на стадии апелляционного обжалования, но я не прогнозирую  такой  активно-негативной реакции как внутри страны, та и за ее пределами, поэтому я думаю, что если не будет такой реакции, то и кассационная инстанция ничего особого в этом приговоре Киреева не изменит.  Единственный орган, который даст справедливую оценку этому процессу, конечно же будет Европейский суд по правам человека, но даже учитывая, что дело Тимошенко скорее всего будет рассмотрено в приоритетном порядке, этот процесс  может занять 5-6 месяцев, плюс национальные процедуры после принятия по ее делу решения ЕСПЧ.

Реакция мирового сообщества на приговор Тимошенко

Европейский союз резко реагирует на вердикт суда над Юлией Тимошенко. По мнению представителей содружества, этот судебный процесс не соответствовал общепринятым стандартам и нормам. Сегодняшнее решение может иметь достаточно негативные последствия, как для подписания соглашения об ассоциации, так и для отношений между Украиной и Евросоюзом в целом, заявляют европейские лидеры.
Вскоре после объявления приговора в Печерском суде, европейская содружество обнародовала заявление, где говорится, что это решение подтвердило факт использования судопроизводства для преследования лидеров украинской оппозиции.

«Европейский Союз будет отражать в своей политике в отношении Украины все то, каким образом она уважает основополагающие ценности и верховенство права, — предостерегла спикер Верховного представителя ЕС по внешней политики Майя Коциянчич. — Есть риск, что способ, которым в Украине ведутся дела над оппозиционерами и представителями бывшего правительства, может существенно повлиять на двусторонние украинский-европейские отношения, включая принятием соглашения об ассоциации, нашим политическим диалогом и сотрудничеством в целом ».

Председатель Европейского парламента Ежи Бузек также выразил «серьезные сомнения в справедливости, независимости и прозрачности суда» над Юлией Тимошенко. «Я надеюсь, что в Уголовный кодекс внесут поправки», а «вердикт будет пересмотрен при апелляционного процесса», отметил Бузек.

«С ЕС играть не следует» — евродепутат Брок

Между тем, евродепутат от Германии Эльмар Брок открыто заявляет, что учитывая приговор, он имеет большие сомнения относительно подписания соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом.

«Я надеюсь, что ответственные люди в Киеве поймут, что это вопрос серьезный и что с нами играть не следует, — говорит он. — Ведь они обещали другое, но этих обещаний не выполнили ».

Коллега Эльмара Брока, евродепутат от Польши Яцек Сариюш-Вольский, в тот же день, выступая в Брюсселе на совместном заседании с представителями Украины, обвинил Киев в двойных стандартах и ??предостерег, что при таких обстоятельствах сегодняшняя Украина не сможет получить и упоминания о членстве в Евросоюзе в одном из документов.

«Это недопустимо, — заявил он в интервью Радио Свобода. — Это ставит под сомнение европейское предназначение Украины. Если это подтвердится (ибо ходят слухи, что закон может быть изменен, уголовная ответственность снята и тюрьма Юлии Тимошенко больше не будет угрожать, хотя она все же будет лишена гражданских и политических прав), то это здесь не пройдет и отношения между ЕС и Украиной будут заморожены ».

Мы должны отложить подписание соглашения — глава ЕНП

Другой европарламентарий, представитель Германии Микаэль Галер приводит пример, говоря «насколько глупо было бы даже представить, что канцлер Германии Ангела Меркель могла бы привлечь к суду своего предшественника Герхарда Шредера, скажем, за провал так называемого« пакта стабильности ». А именно это и происходит в Украине, то есть, использование государственных учреждений для преследования политических целей ». Депутат добавляет, что это «путь не в сторону Европейского Союза, а возврат к старым временам Советского Союза».

Вилфрид Мартенс, глава Европейской народной партии — этой влиятельной и многочисленной политической силы Европы — сурово осуждает решение Печерского суда. «В ходе судебного процесса над Юлией Тимошенко систематически нарушались права человека, — отмечает он. — Но даже больше: поведение судьи продемонстрировала, что украинские судебные учреждения не являются независимыми и используются для устранения политических оппонентов ».

«И сам процесс, и его решение — это позор для государства, имеющего европейские намерения и амбиции подписать соглашение об ассоциации … Думаю, после этого решения мы должны отложить подписание этого соглашения с Украиной», — добавил лидер Европейской народной партии.

P.S. Но особо меня удивил Киреев,  вынесением своего отдельного постановлением, касательно адвоката Сирого, особенно его мотивировкой-претензией касательно количества заявленных отводов судье.  Лично я к такому демаршу  Киреева отношусь  с большой долей иронии и скепсиса, ведь по большому счету профессия адвоката, нивелирована до такой степени, что даже потерять статус адвоката, не является чем то особенным …. а диплома юриста не сможет лишить ни какой Киреев.

Лев Ходаковский

——————————————————————————————————————————————————————

ВНИМАНИЕ НАШ ОПРОС !

Какое состояние было у вас на душе когда вы услышали о приговоре по Тимошенко ?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...