Tag Archives: новый УПК

Новый УПК Украины. От тюрьмы да от сумы не зарекайся!

Понравилась мне статья Андрея Рушковского,  о последнем шоу Шустера, которая была размещенв на сайте obozrevatel.com которую и предлагаю прочитать и обсудить читателям этого сайта. Особенно будет интересно мнение читателей, касательно нового УПК Украины, который был представлен на этом шоу, самим исполнителем этого УПК — Андреем Портновым.

От тюрьмы да от сумы не зарекайся!

На «Шустер live» Гриценко пообещал пересажать все руководство Партии
регионов

Самая свободная программа в Украине, которая старается не создавать конфликты, а решать проблемы, началась с того, что Савик Шустер представил аудиторию (к рожденным в Украине присоединились ювелиры) и пообещал обсудить положительные и отрицательные моменты резолюции ПАСЕ.

Пока же у аудитории поинтересовались: верят ли люди в справедливый суд в Украине? 16% рожденных и 12% ювелиров поверили.

А мы выбираем свободу!

Место у трибуны занял Андрей Портнов и посетовал: вот так-то у нас получается — не верят люди суду. Но Портнов со товарищи трудятся, не щадя себя, и все что можно изменяют. Движения в Европу не остановишь, и мы туда прем по указующему персту президента.

Портнов заверил, что будет сделано все возможное, чтобы закон заработал как можно скорее. Уже сейчас из тюрем  вышвыриваются осужденные и подозреваемые в экономических преступлениях.

Ведущий тут же представил гостя, отсидевшего 11 месяцев по подозрению в контрабанде сигарет. И теперь он на свободе, и его даже можно потрогать в прямом эфире. После пояснения Портнова ведущий окрылил его: вы свободный человек!

Дав человеку волю, Портнов принялся разжевывать, что было, что будет, чем сердце успокоится. Говорил он загробным голосом, но это, видать, для того, чтобы его слова не приняли за шутку. Святослав Пискун даже затосковал. Для убедительности слова иллюстрировались слайдами с рисунками — бюстиками без физиономий, но с галстуками.

Оратор пообещал «более интеллектуального прокурора» — Шустер кивнул Пискуну: так вас же уже нет… А Портнов продолжал осчастливливать. Нардепу Виктору Шемчуку даже пришлось вступиться: не так страшен прокурор, как его малюют.

Доклад Портнова ни в какую программу не лез, и Шемчук попытался снять напряжение, предложив рассмотреть действия прокурора в ситуации, когда Шемчук убил свою тещу. Портнов не дрогнул.

Прослушали про арест, про освобождение под залог, прозвучала и информация, которую Портнов назвал сенсационной, но никто на эту сенсацию не клюнул. Даже девочка в украинском веночке из зрителей не пустилась в пляс вокруг оратора…
На дальнейший текст уже больше никто не дергался, Шустер в том числе.

Попытался поднять голову Пискун, предложив Портнову разобраться с Чикатило, но оживление оказалось скоротечным. Передых дала рекламная пауза.

Где вы — независимые судьи, прокуроры, адвокаты?

Валерий Писаренко предположил, что теперь у нас в судах все станет, как в американском кино, и призвал всех радоваться. А адвокат Тимошенко Николай Сирый заметил, что проблема не в кодексе — и при старом можно честно работать.

Слово вернули Портнову, и он пообещал хоть слайдов показывать поменьше — в рекламную паузу попросили. Добрался до суда присяжных. У нас он будет особый и станет касаться лишь угрозы пожизненного заключения. Бюджет не позволяет применять его к другим делам — он же не резиновый.

На сладкое Портнов признался, что работа была неимоверно трудной. Но теперь ни у кого в парламенте не поднимется рука изменить суть кодекса.

Шустер задал неудобный вопрос: а как бы проходил процесс над Тимошенко при этом кодексе? Портнов о Юле говорить не посмел — предпочел Иванова Ивана Ивановича. Так вот того бы освободили под залог.

Да дело не в кодексе, а в независимых судьях, прокурорах, адвокатах! — воскликнул Сирый. А у нас таковых нет. Нельзя привлекать к суду за политические действия, и это известно даже любому европейскому ребенку.

Будем реформировать институты прокуратуры и адвокатуры, утешил Портнов. По этому кодексу Юлю не усадили бы, взялся помочь Портнову Шемчук. Проблема в том, что адвокат у нас вот такой маленький, а прокурор — во-от такой большой, пояснил
на пальцах Писаренко. А за кодекс мы должны благодарить европейских экспертов. Все надо менять, но не забывать о прокурорах, судьях и адвокатах — они-то заказывают музыку, заметил Пискун. А Божена Маланчук с западенским акцентом призвала защищать обвиняемого. Принять же кодекс — полдела, его еще надо имплементировать.

Да этот кодекс — полная фигня, махнул рукой Сирый. Половина осталась нетронутой, а в остальном перемешали законы разных стран и народностей.

После переголосования выяснилось, что уже 24% рожденных и 26% ювелиров уверовали в кодекс.

Нечего считать чужие унитазы

Итак, ПАСЕ поприветствовала уголовно-процессуальный кодекс. Зато в отношении преследования оппозиции напуляла под завязку. Да еще и пригрозила санкциями. А она мо-ожет: вон, как Ирану впороли. 92% рожденных и 80% ювелиров предположили,
что вполне могут и ввести.

Шустер отметил, что Януковичу весьма понравилась резолюция, и за нее проголосовали все члены делегации — лишь Билозир воздержалась.

Елена Бондаренко призналась, что ей милей бы обсуждать личную жизнь. Но санкции, так санкции. Что в них экстраординарного? А в ПАСЕ в зале было менее сотни депутатов — чему ж удивляться!

Делать из голосования трагедию — это медвежья услуга своей стране, заметила Бондаренко. Потому надо не рвать на себе рубашек, как это делает БЮТ, и продолжать сотрудничать.

Сам факт, что Европа ставит Украину в угол, — это стыдно, заметил Анатолий Гриценко. Вот, большинство патриотов в студии поддерживают этот весьма деликатный европейский шаг. А первым шенгенской визы надо лишить Януковича.

Бондаренко посоветовала Гриценко не нарываться. Украине, конечно, надо дорасти до сильного игрока, но и к рекомендациям уместно прислушиваться с оговоркой. Надо глядеть, кто грозит нам пальцем. Это же кореша Юли!

Европа ведь тоже не без греха, признала Бондаренко. Так на хрен нам она нужна? Нам требуется их уровень жизни!

До Евросоюза еще надо дорасти, заметил Гриценко. А нам надо, чтобы у президента не было золотых унитазов, а в судах — вовков и киреевых…

Очень сложно спорить с популистами, поежилась Бондаренко, Гриценко дошел до того, что считает чужие унитазы. Легко спасать мир. А сам, поганец, обещал подсобить Ющенко с выводом танков на Майдан.

Пискун признался, что его больше интересует юридическая сторона проблемы, и ни к селу, ни к городу понес про декриминализацию Юлиной статьи: про нее надо решать в нашем парламенте.

Последнее европейское предупреждение

К микрофону пожаловал Сергей Соболев — непосредственно член ПАСЕ. Он голосовал за статью, а теперь вкратце пояснил, что же такое ПАСЕ на самом деле. В нее не входит лишь Белоруссия. А что до 90 голосов, то там не голосуют пачками карточек. И голосовали все пять основных фракций. Прозвучало также выступление о наличии в Украине политзаключенных.

Европейцы разнесли нашу судебную систему в пух и прах, доложил Соболев. Теперь нашим злодеям грозят санкции — арестуют счета и перестанут выдавать визы. Это последнее предупреждение, причем не китайское. Хватит преследовать инакомыслящих!

Да ни хрена европейцы не знают о делах Тимошенко и Луценко, заметила Бондаренко. Тем более, что законы в европейских странах различные. Да и в 2005 году Европа молчала по поводу политических преследований. А нынче Яценюк кричит о расправе с политическими оппонентами, зараза!.. Бондаренко признала, что уличила Соболева в двойных стандартах.

Европейский суд по правам человека оценивает время ареста, личную выгоду, напомнил Соболев. Какую выгоду имел Луценко? Да боритесь со своими оппонентами на выборах! Колесникова суд ведь признал невиновным, и ни Тимошенко, ни Ющенко не стали артачиться. В Европе каждый третий приговор — оправдательный, а у нас таковой выносится раз на сто случаев. Да еще и заключенные по ночам суют два пальца в розетку, включая электроприбор…

Как вести диалог с властью?

Гриценко начал с надежды: 4% аудитории поддерживают Бондаренко — вот так бы и на выборах с Регионами. А на личности Гриценко переходить будет: у нас есть шесть миллиардеров, а Бойко нажился на вышках. У Гриценко имеется конструктивное
предложение: распустить Партию Регионов после выборов, а руководство отправить под суд. Она изменила Конституцию, во все области поставила надсмотрщиков, демонстрации разгоняются, и все воруют напропалую!

Ваша риторика не поможет диалогу, заметил Шустер. Какой диалог с этой властью? — пожал плечами Гриценко.

Гриценко несет популистскую пургу, заметила Бондаренко. Парламент нельзя ломать через колено. Вон, Ющенко в свое время его незаконно разгонял…
Смягчившись, Гриценко дал регионалам шанс только пусть Бойко приведет в порядок дела с платформами.

Чтобы разрядить атмосферу, ведущий подбросил материал о признании французским парламентом геноцида армян со стороны турок. А вот на решения Конституционного суда времени не хватило.

Завершили программу Александром Саранским с оркестром и вариациями на тему из «Крестного отца»..

Сегодня в судах адвокаты лишены элементарных прав

Прошли те времена, когда согласно доброй шутки председателя Союза юристов Украины В. Евдокимова при расследовании уголовных дел в рамках досудебного следствия с целью недопущения нарушения процессуальных сроков «прокуроры спали с адвокатами на столах в хорошем смысле слова». На сегодняшний день прокуратура старается спать с адвокатами в самом плохом смысле слова и, по моему мнению, суд вынужденно стал тем местом, где закрепляются и систематизируются, как практика, нарушения профессиональных прав адвокатов. И данная проблема не является проблемой исключительно правоохранительных органов и лиц, проводящих досудебное следствие.

На сегодняшний день суды поставлены в такое положение, что они не могут осуществлять свою деятельность в рамках действующего законодательства с соблюдением профессиональных прав адвокатов. Судьи – первые среди тех, кто не заинтересован в том, чтобы в рамках уголовного и иных процессов соблюдались профессиональные права адвокатов, поскольку это является угрозой для той системы украинского правосудия, в которой на сегодняшний день судьи себя чувствуют не только комфортно, а и безнаказанно, что во многом определяет сегодня личное благосостояние судьи.

Рассмотрение любого дела в суде сопряжено сегодня с тем, что судья совершает преступление, ответственность за которое предусмотрена ст.375 УК Украины («постановление судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления»), это подтверждается графиком рассмотрения дел, который свободно размещен в судах: вынося постановление о принятии дела к производству, судья нередко выделяет на его рассмотрение от пяти до пятнадцати минут, при этом судья, безусловно, осознает тот факт, что в рамках данного дела он не имеет реальной возможности рассмотреть его в порядке, предусмотренном действующим законодательством и принять в совещательной комнате соответствующее решение за такой короткий промежуток времени.

Аргументация такого положения дел тем, что судьи перегружены делами, не может служить оправданием нарушения норм действующего законодательства. У кого-то из судей должно хватить смелости открыто сказать о том, что у него нет возможности в связи с большой загрузкой обеспечить рассмотрение дел в порядке, предусмотренном действующим законодательством, и потому он не может взять в производство еще дела сверх тех, что у него уже есть.

Тем более, что в нарушении порядка рассмотрения дел и сознательного выделения на их рассмотрение объективно недостаточного времени и состоит основное нарушение профессиональных прав адвоката, которых судья не то что не слушает, а сознательно устраняет от участия в деле, не утруждая себя даже тем, чтобы изучить письменно предоставленные документы и подробно изложить в своем решении принятие или отклонение аргументации адвоката. Помимо этого адвокаты бесцеремонно перебиваются судьями при произнесении речи, ограничиваются в сроках, необходимых для аргументации позиции защиты, и именно эти действия позволяют судьям принимать решения вне правового поля и материалов дела. У судей есть любимая поговорка: «Меня за это не уволят».

Данное распределение «дел-пятиминуток» приводит к систематическому нарушению судьей тайны совещательной комнаты, когда судья, как минимум, уединяется там со своим мобильным телефоном и проводит по нему соответствующие консультации о необходимости принятия того или иного решения со своими коллегами или представителями государственного обвинения, или же соответствующий процессуальный документ для судьи готовит его секретарь или помощник, хотя действующее законодательство исключает такую возможность.

Стоны судей о том, что они вынуждены работать дома по ночам, вынося соответствующие определения и прописывая решения (иногда принятые в результате коллегиального рассмотрения) только подтверждает систематичность действий, направленных на принятие судебных решений вне правового поля, ущемляя права защиты.

Данные факты нашли полное подтверждение во время проведения 30 августа 2011 года круглого стола: в речи заместителя председателя Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел С.Мищенко, который ярко продемонстрировало, что судьи не только не хотят слушать адвокатов и воспринимать их позицию в суде.

Судья Высшего специализированного суда Украины посчитал возможным грубо перебить адвоката В.Степюка во время его доклада и в последующем таким же образом не дал возможности высказаться иным адвокатам, при этом в толерантности адвокатов можно было убедиться по тому, что они не последовали его примеру, внимательно выслушивая его видение того, например, что не суд, оказывается, не должен информировать адвоката о проведении заседания, а адвокат, как выяснилось, обязан самостоятельно искать судью, его секретаря или помощника с целью получения информацию о том, когда именно судья соизволит выделить десять минут для якобы полного, объективного и всестороннего рассмотрения соответствующего дела. Как судьи боятся услышать позицию адвоката во время судебного процесса, так же судья был испуган тем, что вынужден услышать эту позицию во время проведения круглого стола.

Нарушение профессиональных прав адвокатов происходят в суде практически с момента, когда дело попадает в суд для рассмотрения. Судьи и общество забыли, что адвокат приходит в суд на работу, и создание невозможных условий для работы и нахождения адвоката а в суде – первое системное и сознательное нарушение его прав.

Адвокат в суде становится бесправным, а в последующем бесправным в суде становится клиент адвоката. Сегодня в судах адвокаты лишены элементарных прав: просто воспользоваться туалетами, которые почему-то на каждом этаже суда стали негласной собственностью судей, их секретарей, помощников, следователей и прокуроров. Кстати, при исключительной возможности, сославшись на соответствующие обстоятельства или по знакомству, попадая в данные туалеты, адвокаты, безусловно, могут убедиться о том, что от того, что их не пускают в эти помещения, чище, опрятнее и ухоженнее они не стали, разве что за исключением туалета, который посещает председатель суда. Потому не адвокаты гадят в туалетах судов. Любая государственная институция или лицо, которое добьется действительной реализации права адвоката на посещение туалета в суде получит безусловную пожизненную благодарность адвокатов страны.

Напомню, что отсутствие возможности посещения туалета исключает для адвоката возможность употребления жидкости на протяжение всего времени нахождения в суде, а такое нахождение может занимать значительное время, и не реализация этого права, безусловно, является нарушением не только профессиональных прав адвоката, а и чисто человеческих прав, не говоря о том, что адвоката в суде сознательно лишают права на обед, на возможность неограниченного ознакомления с материалами дел, на получение возможности снятия копий материалов дел.

Все это направлено на то, чтобы эта процедура происходила либо «по знакомству», либо платно, или же — добро пожаловать в длинную многочасовую очередь за милостью судьи.

Нет необходимости говорить о том, что в судах отсутствуют адвокатские комнаты, где адвокаты с минимальным комфортом могут реализовать свои профессиональные права, а не работать в коридоре с документами на коленях, при этом время от времени из коридора суда их выводит конвой при доставке в суд осужденных.

На сегодняшний день больше внимание уделено новому УПК, который направлен и на то, чтобы усилить гарантии соблюдения профессиональных прав адвокатов. Однако, общество должно понимать, что если бы безукоризненно исполнялись нормы процессуального законодательства по тем кодексам, которые существуют на сегодняшний день, с соблюдением норм материального и международного права, то судьи и представители правоохранительных органов не смогли бы системно нарушать профессиональные права адвокатов и их клиентов, потому без ужесточения ответственности сотрудников правоохранительных органов, органов досудебного следствия, судей, прокуроров, которая наступала бы неотвратимо в случае нарушения ими закона, невозможно обеспечить реализацию действующего законодательства, независимо от того, будет ли действовать в стране старый или новый УПК.

Андрей Цыганков, адвокат, для интернет-издания «Спротив»

(Информация размещена участником — Jamper)

Реформы судебных и правоохранительных органов, несовместимы с демократическим обществом

10 октября в УНИАНе правозащитники и юристы обсуждали проблемы реформирования судебных и правоохранительных органов в Украине. И хотя Николай Серый заявил, что собрал прессу не ради критиканства, именно критики прозвучало немало. «Если мы с уважением относимся к власти, то есть откровенно указывать на все недостатки и ошибки, которые она делает», — сказал он.

Первое серьезное обвинение юристы-специалисты высказали насчет непрофессионализма нынешней власти. «Кроме желания и свободы то делать надо еще иметь профессионализм», — сказал Николай Сирый и привел несколько примеров деятельности, которая по его мнению и мнению еще многих экспертов не является адекватной с точки зрения юристов-специалистов. Так, резкой критике поддалось Распоряжение Президента о создании Межведомственной комиссии по вопросам реформирования судебной системы. С точки зрения мировой практики нельзя создать нечто действительно хорошее комиссией, которая, по словам того же Серого, «несет коллективную безответственность за то, что ими было написано». Примером «коллективной» работы, которая ставит под сомнение возможность сделать Украину демократическим и свободным государством является проект Уголовно-процессуального кодекса (УПК). «Мне, как специалисту, хватит 15 минут, чтобы размазать эту писанину на 400 страницах по стене», — заметил господин Сирый, — «Но на всех заседаниях посвященных обсуждению нового проекта УПК мне просто не давали открыть рта, поэтому пришлось дать себе слово путем маленького скандала, хотя я сам по себе воспитанный и интеллигентный человек ».

Программный Директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Владимир Яворский, отметил проблему, что не может любой орган реформировать сам себя. Именно этот процесс сейчас происходит в Украине. Правозащитники настаивают на привлечение к подобным важных проектов экспертов со стороны, как это происходит в других демократических государствах. На что господин Серый добавил, что он лично и его организация «Клуб юристов» полностью открыты для сотрудничества и не представляя никаких политических интересов готовы помогать власти в решении вопросов реформирования правоохранительных и судебных органов. «Мы готовы к сотрудничеству и будем если не работать вместе с властью, то хотя сообщать общественность к чему могут привести те или иные шаги власти и возможны ли вообще те изменения, которые нам обещают сделать».

Господин Яворский также отметил, что уже сейчас власть демонстрирует свое нежелание работать открыто, прозрачно и прислушиваться к мнению специалистов. «Недавно стало известно, что Верховная Рада собирается все же принять УПК в том виде, в каком он есть сейчас», — рассказал Владимир Яворский. — «Даже несмотря на 1000 страниц критики и рекомендаций со стороны международных экспертов принять УПК только в доработанном, измененном виде. Но несмотря на международное сообщество, оценки местных экспертов — его все же решили принимать и даже уже раздали проект депутатам для ознакомления ».

Николай Сирый отметил, что если УПК будет принят в том виде в каком он есть сейчас, то это конец демократическому обществу и свободе, и является большим шагом назад. Он подчеркнул, что это очень опасный проект и что нужно сделать все, чтобы он не был принят в том виде в каком он есть. «Это шаг к средневековью. Там есть такие пункты, например, что первый допрос может состояться до встречи с адвокатом. Можно себе представить, какими методами у нас выбивают показания с человека. И там есть еще много пунктов по ограничению доступа к защите. Поэтому можно сказать, что если примут этот КПК, то нас с вами полностью законно оставят конституционного права на защиту ». «Эти вещи не совместимы с демократическим обществом», — завершил эту тему Владимир Яворский.

Кроме того все участники пресс-конференции соглашаются с тем, что реформа судебных и правоохранительных органов нужна и немедленно. Но все же, выражают свою обеспокоенность, что судебная система еще не готова к этим реформам и что все нужно делать постепенно. «Та система, которая существует сейчас, была рождена много лет назад, еще во времена режима Кучмы. И мы действительно должны избавиться от нее, но это не может происходить резко, как, например, это сейчас происходит в ГАИ. Судей и прокуроров надо подготовить, обучить и только потом вводить изменения. На это нужно потратить немало времени »- завершил пресс-конференцию Николай Сирый.

Виктория Онищенко, Киев