Tag Archives: Печерский суд

Театр абсурда. День пятый и последующие …

Третье и четвертое судебные заседания по делу Тимошенко прошли без каких-либо особых эксцессов. Поэтому первоначальный ажиотаж вокруг судебного рассмотрения дела Тимошенко стал немного спадать.

Однако пятое заседание вновь привлекло к себе внимание общественности.

Первое, на что обратилось внимание – это уже ставшее системным отсутствие защитника Тимошенко народного депутата Власенко. Который, по официальной версии, находится в командировке за границей. Анализируя этот факт и учитывая важность самого процесса, я предположил, что, возможно, это не соответствует истинному положению дел, и, скорее всего, либо Власенко сам не заинтересован в ведении этого дела, либо у него с Тимошенко имеются серьезные расхождения в тактике защиты.

К такому выводу я пришел, зная, что, как правило, когда четко определены даты слушания дела, отъезд защитника в командировку не является уважительной причиной для суда при рассмотрении дела. В моей практике, например, бывали аналогичные дела, когда у подсудимого в процессе было два и более адвокатов, и судьи для соблюдения хотя бы иллюзии справедливости судебного процесса откладывали такое заседание до явки защитника в суд, мотивируя это тем, что в данном случае может идти речь о нарушении права на защиту. В случае неуважительной неявки (командировка не является уважительным основанием) после двух пропусков защитником судебных заседаний ставится вопрос о выводе такого защитника из процесса, так как его системное отсутствие мешает нормальному рассмотрения дела в суде, при этом подсудимому разъясняется его право привлечь к защите другого защитника по своему усмотрению.

Второй адвокат, Николай Титаренко, за это короткое время пока еще ничем особенным себя не проявил, поэтому комментировать его действия в суде на сегодняшний момент, пока  нет смысла.

Для того, чтобы полноценно понимать логику этого процесса, нужно представить себе конечные цели каждой из сторон.

На мой взгляд, в этом процессе есть только две стороны. Это власть, в лице государственного обвинения и суда, с одной стороны, и с другой стороны — т.н. «оппозиционерка» и подсудимая Тимошенко. Я намеренно причислил к одной из сторон и сам суд, по той лишь причине, что любой, даже начинающий, юрист знает, что по старой советской традиции наши судьи, вопреки всем нормам, изложенным в Конституции и УПК в отношении принципов презумпции невиновности, объективности и непредвзятости при проведении судебного процесса, по умолчанию принимают позицию государственного обвинения, — так было, так есть, и, к сожалению, так, наверное, будет еще в течение как минимум 10 лет.

Конечно, не без исключений из этого правила, но это всего лишь исключения, и они, как известно, только подтверждают само правило.

Что касается исключений. По этому поводу вспомнился один случай, когда лет десять назад я поприсутствовал на заседании в Верховном суде Украины. В ожидании начала своего судебного заседания я находился около рабочего места дежурного по Верховному суду (милицейской охраны тогда еще не было), и кто-то из работников аппарата суда выполнял функцию и охранника, и консультанта сразу. Дежуривший в тот день человек был достаточно зрелого возраста, — скорее всего, это был работающий пенсионер из числа штатных работников аппарата Верховного суда. К нему часто обращались за различными справками и разъяснениями люди, приехавшие в Верховный суд Украины из всех регионов Украины, каждый со своей проблемой и со своим горем.

В процессе ожидания я невольно наблюдал за работой этого дежурного-консультанта. В нем чувствовался стиль опытного матерого аппаратчика — настолько легко и непринужденно он «отфутболивал» практически всех посетителей Верховного суда. Делал он это так филигранно, что постыдное по своей сути занятие «отфутболиванием» вызывало восхищение и признание мастерства. Все это сопровождалось искренне-сочувствующим видом, я не сразу и понял, что имею дело с талантливым манипулятором. Оценив его «талант» на расстоянии, от скуки я решил пообщаться с ним поближе. С таким же сочувственным видом я подошел к нему и произнес: «…Бедные люди, приезжают сюда бог знает откуда, и не понимают, что все это абсолютно бессмысленно…» На что он, не меняя своего искренне–сочувствующего тона, ответил мне: «…Ну почему бессмысленно? 5% жалоб мы все же удовлетворяем…» Так я узнал статистику удовлетворения кассационных жалоб Верховным судом Украины in vivo.

Экстраполируя на районные и апелляционные суды, можно говорить о таком же процентном отношении исключений из общего правила, — в пределах 5%, — таким образом, можно сделать вывод, что приблизительно в ходе 95% всех рассматриваемых судами дел суд и государственное обвинение действуют, как одно целое. В то время, как в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), со слов судьи ЕСПЧ от Украины Анны Юдковской, средний процент удовлетворения жалоб граждан в ЕСПЧ составляет 90% в пользу граждан. Чувствуете разницу?

Но вернемся к интересам и целям участников процесса. Можно предположить, что интересы суда и государственного обвинения, с учетом политической подоплеки этого дела, состоят в том, чтобы как можно быстрее рассмотреть данное дело, при этом имитируя справедливость и объективность украинского судопроизводства, так как явное несоблюдение или игнорирование элементарных правил политического приличия может привести к нежелательным последствиям для власти со стороны и Европы, и Америки.

Интересы же Тимошенко, наоборот, состоят в том, чтобы показать всему миру, что процесс не объективен, не справедлив, и, в сущности, является неприкрытой политической расправой над главной оппозиционеркой страны. В случае успеха, последним решением по ее делу станет окончательное решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), которое признает решения национальных судов не отвечающими требованиям Конвенции. После чего все решения национальных судов продемонстрируют «эффект пшика».

Мне иногда кажется, что судья Киреев соревнуется с Тимошенко, кто из них больше глупостей натворит в этом процессе

Теперь рассмотрим фактическое положение сторон в ходе этой судебной партии.

Соблюдены ли интересы суда и государственного обвинения? Однозначно нет.

Судебный процесс со стороны напоминает театр абсурда. Судья Киреев не в состоянии создать даже иллюзии справедливого процесса, в зале огромное количество работников милиции, и кажется, что их основная задача — создавать своеобразный видеофон, видеосвидетельство того, что Украина – это несправедливое, полицейское государство. Если кто-то возразит, что такое количество милиции в зале судебного заседания необходимо для поддержания порядка, то только, чтобы рассмешить себя. Кто вообще видел порядок в этом судебном заседании? Судья Киреев сам постоянно провоцирует беспорядок, — чего стоят одни только его попытки вывести из зала народных депутатов. Эффективность всей милиции в данном случае приближалась к нулю, но, тем не менее, судья Киреев умудрился дважды наступить на одни и те же грабли. Возникает вопрос — зачем такое количество милиции, если ее эффективность – ноль?

Этот пример четко указывает на отсутствие у судьи Киреева опыта в организации судебного процесса, в результате чего судья своими руками превращает судебный процесс в представление в театре абсурда, за которым в шоке наблюдают и жители страны, и мировая общественность.

О стиле ведения процесса. За прошедшее время я успел пообщаться с некоторыми из знакомых судей, и, хотя почти все они, по понятным причинам, не были склоны к обсуждению этой темы, тем не менее, все однозначно отмечают неопытность судьи Киреева в ведении процесса.

Мне кажется, это проблема закомплексованности судьи. Для многих судей существуют определенные шаблоны поведения, которые оформляются определенной преемственностью еще с советских времен. Имея 19-летний адвокатский опыт, я могу утверждать, что большинство судей в Украине шаблонны и предсказуемы. При этом, многие судьи просто банально плохо знают действующее законодательство. Вспоминаю один такой случай в судебном процессе, который можно назвать характерным для всей нашей судебной системы. В ходе судебного заседания я ссылался на какую-то статью Гражданского кодекса из довольно часто применяемых, когда, при цитировании мной диспозиции указанной статьи, судья, приняв удивленное выражение лица, спросила меня: « Откуда вы это взяли ?» Я ответил: «Из кодекса, Ваша честь, статья такая-то …». Судья открыла ГК, нашла нужную статью и с удивлением произнесла: «Да … действительно есть такая статья…». Я был несколько шокирован тем, что судья не знала таких простых, на мой взгляд, статей ГК. После окончания судебного заседания я зашел к знакомому судье, который работал в этом же суде и которого я знал очень давно, так как ранее мы вместе работали следователями. Зайдя к нему в кабинет, я начал разговор со следующей фразы: «Знаешь, Вася, если в вашем суде сделать переэкзаменовку по гражданскому праву, то, наверное, 90% судей просто не сдадут экзамен…» и пересказал случай с этой судьей. На что мой знакомый судья Вася спокойно ответил: «Первым, кто его завалит, буду я» «..В смысле ?» — переспросил я. «Ты же знаешь — я «уголовник» (т.е., специализируется на рассмотрении уголовных дел), а гражданского кодекса я вообще не знаю». «А гражданские дела ты рассматриваешь?» «Куда же я денусь, конечно, на меня расписывают и гражданские дела…» — ответил он. «Как же ты их рассматриваешь?» — не унимался я. «…Как получится, так и рассматриваю — сначала слушаю, потом иду в совещательную, открываю комментированный кодекс … и по-быстрому выношу решение…» Тогда я вновь задал вопрос: «А как насчет просмотров судебной практики, Пленумов Верховного суда?» «О чем ты … у меня на это просто нет времени» — парировал он.

Это характерный пример основного уровня всей нашей судебной системы. Это не только мое личное мнение, любой юрист может зайти в Единый государственный реестр судебных решений и почитать — уровень наших судей там, как на ладони, если, конечно, вы сами разбираетесь и знаете действующее законодательство.

В общем, приходится резюмировать, что только единицы судей могут творчески импровизировать в ходе процесса в рамках существующего процессуального законодательства, и поверьте, судья Киреев к ним не относится.

Могу с уверенностью сказать, что опытный судья не устроил бы в ходе процессе такого цирка, наоборот, он бы спокойно вел процесс, избегая всяческих эксцессов, удовлетворяя все незначительные и не важные ходатайства:  хотите в Литву на конгресс — не вопрос, во Львов на выходные, — пожалуйста. В-общем, не судья, а сплошная покладистость и справедливость; при этом, процесс шел бы именно так, чтобы нужные доказательства выстраивались в определенный логический ряд, и в итоге он расписал бы приговор так, что мало не показалось бы никому. Так поступил бы опытный судья.

Пока мне иногда кажется, что судья Киреев соревнуется с Тимошенко, кто из них больше глупостей натворит в этом процессе.

Тимошенко нужно выигрывать по очкам, а она пытается выиграть бой нокаутом

О Тимошенко. Напомню, что, как мне представляется, главная цель для Тимошенко в этом процессе — доказать в ЕСПЧ, что решения национальных судов не соответствуют положениям Конвенции и являются несправедливыми. Но посмотрите, что при этом делает Тимошенко …

Исчезновение из процесса защитника Власенко, на мой взгляд, наложило определенный отпечаток на поведение Тимошенко. Раньше я неоднократно замечал, как Власенко жестами пытался удержать Тимошенко в рамках приличия, он часто брал ее за руку, давая знать, что в данном месте нужно быть более уравновешенной и не говорить чепухи. Но скорее всего, выработать с Тимошенко определенные правила поведения в суде Власенко все же не смог. Все, кто более-менее хорошо знает Тимошенко, отмечают ее удивительную настойчивость и непоколебимость в убеждениях, а также то, как сложно и иногда невозможно переубедить ее в чем-то. Скорее всего, Власенко хотел, но все-таки не смог убедить Тимошенко в рациональности более корректной линии поведения в суде. Поэтому сейчас Тимошенко, на мой взгляд, исключительно сама определяет, как себя вести в суде, а новый адвокат Титаренко, исходя из его поведения, даже не может отважиться корректировать Тимошенко в нужное русло. Тимошенко, скорее всего, считает, что применяя принципы провокационного пиара, она сможет добиться какого-то необходимого ей результата. Я пока не могу понять, чего она хочет этим добиться. Но однозначно уверен, что такое ее поведение отнюдь не будет способствовать удачному рассмотрению ее дела в Европейском суде по правам человека. Ведь там никто не будет обращать внимания на эти пиар-акции. Уверен на 100%, что такое ее поведение в суде не будет способствовать подтверждению ею фактов нарушения Украиной положений Конвенции и даже наоборот, будет аргументом против нее. При этом, необходимая фиксация нарушений положений Конвенции защитой и самой Тимошенко практически не проводится и даже просто игнорируется. Все это может привести к довольно-таки плачевным результатам. На мой взгляд, ситуация по делу для Тимошенко сейчас критична. У нее на сегодняшний день нет достаточных фактов, четко указывающих на нарушение Украиной положений Конвенции, для более уверенного обращения в ЕСПЧ. Того фактажа, который уже собрала защита Тимошенко, с моей точки зрения, недостаточно для обращения в ЕСПЧ, когда положительный результат можно было бы прогнозировать более уверенно, чем на данный момент. Поэтому, как мне кажется, главная ошибка Тимошенко и ее защиты в этом процессе — в неправильно выбранной тактике защиты и поведении самой Тимошенко в суде.  И если перейти на боксерскую терминологию, Тимошенко нужно выигрывать по очкам, а она пытается выиграть бой нокаутом, что априори невозможно. Причем, можно заметить, что и  общество, соответственно реагирует на такое ее поведение в суде.

Об этой тенденции в какой-то мере свидетельствует и результаты интерактивного голосования, проводимого на этом сайте: так, например, в первые два дня судебных заседаний процент 92% проголосовавших считали, что судебный процесс против Тимошенко несправедлив, а по итогам последних дней количество тех, кто считает, что процесс несправедлив, уже уменьшилось на 4% и составляет на сегодня 88% (из 1660 проголосовавших).

Поэтому, мне непонятно, как Тимошенко может быть лидером «оппозиции», когда она, похоже, не в состоянии организовать даже элементарной защиты для себя лично в отдельно взятом украинском суде. Все это вызывает сомнения и в ее организаторских способностях по отстаиванию интересов тех людей, которые когда-то за нее голосовали.

Подводя итог, хочу сказать, что власть (в данном случае, в лице судьи Киреева) и Тимошенко достойны друг друга. Эта тенденция, на мой взгляд, скорее всего сохранится и в будущих судебных заседаниях.

Лев Ходковский

——————————————————————————————————————————————————————

ВНИМАНИЕ НАШ ОПРОС !

Считаете ли вы судебный процесс по делу Тимошенко справедливым ?

Загрузка ... Загрузка ...