Tag Archives: Проблемы справедливости судебной ситемы

Исследование о принципах работы судебной системы

Недавно мне попала очень интересная статья,  касательно состояния дел в нашей правовой системе. Меня поразило, как хорошо автор статьи, на примере одного дела показал всю абсурдность и не справедливость нашей судебной системы и прочих институтов призванных защищать права человека, но на самом деле являющихся обычным чиновничьем  безразличием и произволом  существующих за счет налогоплательщиков. Эта статья не против судебной системы как таковой, это статья против тех «традиций»  которые сложились в нашей  извращенной правовой системе. Впрочем прочитайте и судите сами.

Лев Ходаковский

Исследование о принципах работы судебной системы (Отчет №1)

15 ноября 2011 года                                                                          г. Киев

ОТЧЕТ №1

Исследования

«О принципах работы судебной и правоохранительной систем в Украине на примере незаконного лишения свободы гражданки Украины Елисеевой О.Ю.»

Преамбула: Судебная система в Украине, хоть и является конституционно независимой ветвью власти, на самом деле очень тесно переплетается с работой правоохранительных органов. Постоянные взаимовыгодные соглашения и договоренности между представителями судебной и правоохранительной систем, приводят к тому, что сотрудники, по сути, разных ведомств, находятся в зависимости друг от друга.

Высокий уровень коррупции, который существует, как в судах, так и в правоохранительных органах, с учетом партнерских обязательств между сотрудниками этих госструктур сформировал абсолютно закрытую и непрозрачную систему правосудия. Суды не могут вынести приговор в ущерб интересам отдельных сотрудников правоохранительных органов, а следователи и прокуроры в ответ идут навстречу судьям.

Законность и правосудие в Украине приобретают номинальный характер, в то время, когда в судах торжествуют права заказчика того или иного дела.

Даже невиновному человеку должен быть вынесен обвинительный приговор, чтобы правда о деятельности следователей, прокуроров и судей не вышла за пределы огражденных решеткой участков.

Судебная система в Украине мутировала настолько, что для нее уже неважно, виновен ли на самом деле человек, попавший на скамью подсудимых. Вопрос не в вине или невиновности, но исключительно в договоренности судьи с представителем обвинительного органа – прокуратуры. С молчаливого согласия судьи, обвиняемый может быть, как незаконно оправдан, так и незаконно осужден.

Прецедент: 21 июня 2011 года Калининский районный суд г. Донецка в составе коллегии судей: Александра Гавриленко — председательствующий, Александра Домарева и Аллы Ивановой, признал управляющую отделением №1 ЗАО «Донгорбанк» в г. Енакиево Оксану Елисееву виновной по ст. 191 ч.5, 209 ч.3, 28 ч.3, 366 ч.2 Уголовного кодекса Украины и присудил наказание в виде 8 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года с конфискацией денежных средств в размере 353 500,00 грн., полученных преступным путем, и с конфискацией всего личного имущества.

Особенности дела:

Уголовное дело, как и приговор, носит заказной характер, что обуславливается возможным влиянием со стороны окружения народного депутата Рината Ахметова.

Уголовное дело было возбуждено на основании заявления, написанного юристом компании ООО «Юридическая фирма «Воропаев и партнеры», которая контролируется народным депутатом Ринатом Ахметовым и его адвокатом Юрием Воропаевым, который также является народным депутатом.

Заинтересованным лицом по делу выступает банк ЗАО «Донгорбанк», 99,99% акций которого до его слияния принадлежали System Capital Management Рината Ахметова и его жены. От банка заявление об ущербе и убытках не поступало.

Срок действия кредитного договора до 14 мая 2014 года и на момент слушания уголовного дела в суде расторгнут не был.

Кредитные средства были выданы под залоговое имущество, стоимость которого превышает средства кредита.

Оксана Елисеева имеет двух несовершеннолетних детей, но уже 2 года находится в СИЗО и не имеет возможности их воспитывать.

Часть 1 – дело № 81-1367

В конце марта 2007 года харьковская фирма ООО «Укан» обратилась в отделение №1 ЗАО «Донгорбанк», которое находилось в г. Енакиево Донецкой области, с заявкой на выдачу кредита в размере 1 400 000 долларов США (согласно курсу валют, установленному Нацбанком на то время, общая сумма кредита составляла 7 070 000 грн.). Кредитный комитет банка рассмотрел заявку ООО «Укан» и удовлетворил ее, взяв под залог кредита имущество ООО «Укан» и поручителя ЧФ «Весна», на общую сумму 9 854 253 грн.

После наступления финансового кризиса ООО «Укан» прекратило выплату кредита (к февралю 2008 года было уплачено 16 666,67 долларов США по телу кредита и 47 600 долларов США за пользование кредитом). 17 августа 2009 года Хозяйственный суд Харьковской области принял решение взыскать с ООО «Укан» в пользу ЗАО «Донгорбанк» 1 781 805,15 долларов США.

В том же году в органы МВД Донецкой области  подал заявление Сергей Яшта — юрист ООО «Юридическая фирма «Воропаев и партнеры», которая контролируется народным депутатом Ринатом Ахметовым и его адвокатом Юрием Воропаевым, который также является народным депутатом,. На основании заявления Сергея Яшты УБОП МВД Донецкой области было возбуждено уголовное дело против владельца ООО «Укан» и ЧФ «Весна» Игоря Аранова и его партнера Геннадия Чижевского, а также директора ООО «Укан» и ЧФ «Весна» Елены Соколовой. Среди подозреваемых в хищении и отмывании денежных средства оказалась и управляющая отделением №1 ЗАО «Донгорбанк» в г. Енакиево Оксана Елисеева.

Согласно версии следователя следственной части УБОП в Донецкой области Дмитрия Гасана, группой в составе указанных четырех человек был разработан преступный план с целью хищения денежных средств кредита. По мнению следователя, преступная группа получила незаконным путем, а потом, используя различные фирмы, обналичила денежные средства кредита.

Оксану Елисееву обвинили в хищении чужого имущества, при использовании служебного положения, а также легализации (отмывании) доходов, полученных преступных путем и служебном подлоге.

Поскольку ст. 209 Уголовного кодекса Украины предусматривает отмывание денег, полученных преступным путем, то уголовное дело должно предусматривать завладение такими деньгами преступным путем. В данном случае, речь идет о денежных средствах кредита.

По логике, первыми в цепочке подозреваемых и свидетелей по делу о хищении средств должны стать члены кредитного комитета (Оксана Елисеева не входила в его состав), принявшие решение о выдаче кредита. Однако суд отказал защите в ходатайстве взять показания членов кредитного комитета. Следствие аргументировало это тем, что члены кредитного комитета не могли помешать преступному сговору, поскольку имел место служебный подлог и подделка документов.

В обвинительном заключении и в приговоре суда фигурирует фраза, что Оксана Елисеева внесла в официальные документы заведомо ложные сведения. Только за это суд вынес ей приговор в виде 3 лет лишения свободы. Но ни в обвинительном заключении, ни в приговоре суда не указано какие именно ложные сведения и в какие документы были внесены Оксаной Елисеевой. Создается впечатление, что суд поверил на слово обвинительному заключению Дмитрия Гасана, которое завизировал заместитель прокурора Донецкой области Александр Нестеренко.

Но больше всего удивления в данном деле вызывает версия следователя об обналичивании денежных средств.

Во-первых, как следует из приговора, после получения средств кредита, фирма «Укан» перечислила 6 990 000 грн. на счета предприятий ООО «Уровень-1», ООО «Схидагропродукт» и ЧП ПФ «Леспромцентр». Цитата из приговора: «Для последующего перевода денежных средств из безналичной формы в наличную, денежные средства с расчетных счетов ООО «Уровень-1», ООО «Схидагропродукт», перечислялись на расчетные счета иных неустановленных в ходе досудебного следствия предприятий, осуществляющих оптово-розничную торговлю, как по безналичному, так и за наличный расчет, и в связи с этим имеющих в своем распоряжении наличные денежные средства», сказано в обвинении следователя.

Обращаю внимание на то, что следователю было известно о том, что обналичивали деньги предприятия, которые занимались оптово-розничной торговлей, но названия этих предприятий неизвестны. Каким образом следствие могло установить факт обналичивания денег, если не установило расчетные счета предприятий? А если установило счета предприятий, то где же соучастники – руководители фирм, осуществлявших обналичивание?

Более того, судя по обвинению, руководители предприятий ООО «Уровень-1», ООО «Схидагропродукт» и ЧП ПФ «Леспромцентр» были участниками цепочки по обналичиванию денег. Об этом заявил следователь. Однако, эти предприятия продолжали работать вместе со своими руководителями даже на момент судебного следствия. Вероятнее всего, эти люди не привлекались и не будут привлекаться к уголовной ответственности за обналичивание денег. Хотя другие люди за это же, якобы, преступление, получили обвинительный приговор и 8-9 лет тюрьмы.

Во-вторых, удивляет рентабельность обналичивания. По разным оценкам, обналичивание денег в 2007-м году осуществлялось за плату в размере 5-10% от суммы. Но суд утверждает, что 6 990 000 грн., которые были переведены по безналичному расчету неизвестным фирмам, было обналичено в размере 7 023 000 грн. Таким образом, не преступная группа платила за обналичивание средств кредита, но фирма (ы), осуществляющая обналичивание доплатила преступникам 33 800 грн. за пользование ее услугами. Подобного рода деятельность могла бы оказаться не менее выгодной инвестицией, чем помещение денег в банк под проценты.

Впрочем, суд не дает ответа на вопрос: откуда же взялась такая точная сумма, как 7 023 000 грн. наличными, которые неизвестно каким образом были взяты Оксаной Елисеевой? Протокола о задержании и изъятии такой суммы не существует.

Детальный анализ обвинительного заключения и приговора суда показывает, что доказательства вины Оксаны Елисеевой в суде представлены не были.

21 июня 2011 года коллегия судей Калининского суда г. Донецка в составе Александра Гавриленко — председательствующий, Александра Домарева и Аллы Ивановой, среди прочих признали Оксану Елисееву виновной по ст. 191 ч.5, 209 ч.3, 28 ч.3, 366 ч.2 Уголовного кодекса Украины, и присудила ей наказание в виде 8 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года с конфискацией денежных средств в размере 353 500 грн., полученных преступным путем, и с конфискацией всего личного имущества.

Основным доказательством вины Оксаны Елисеевой суд считает Акт документальной проверки по факту выдачи кредита ООО «Укан», подписанный начальником отдела внутреннего аудита ЗАО «Донгорбанк». Цитата из приговора:

«Согласно акту документальной проверки по факту выдачи кредита ООО «Фирма «Укан», проведенной начальником отдела внутреннего аудита ЗАО «Донгорбанк», при выдаче кредита по договору №06 от 14.04.2007 г. управляющей отделением Елисеевой О.Ю. были нарушены требования ст. 15 Закона Украины «О залоге» и п. 2 раздела VII Положения о работе с залогом при проведении кредитных операций, утвержденное протоколом Правления ЗАО «Донгорбанк»№143 от 22.06.04 г. в части несвоевременной регистрации залога движимого имущества в реестре обременений движимого имущества, что привело к причинению ущерба банку».

Любопытно, что суд не указал размер ущерба банку, ведь сумма могла составлять 1 гривну, 10 гривен или даже 100 млн. грн — все это будет ущербом банку. Какой именно ущерб был нанесен банку – в приговоре не указывается.

Несмотря на требования Уголовно-процессуального кодекса Украины, суд счел доказательством вины человека акт проверки, подписанный не судебным экспертом. Иными словами, согласно такому принципу правосудия, в тюрьму должны сесть все сотрудники, на кого были написаны акты документальной проверки руководителями внутреннего аудита. Впрочем, по такому принципу правосудия, может быть осужден любой человек, на основании любого заключения.

Кроме того, сам Акт проверки не имеет отношения к обвинению, поскольку указывает на нанесение ущербу банку, а не хищение денежных средств, служебный подлог или отмывание денег. Этот Акт мог бы служить поводом для отдельного судебного рассмотрения, если бы была проведена судебная экспертиза, показавшая ущерб, нанесенный действиями сотрудника банка. За весь период досудебного и судебного процесса со стороны ЗАО «Донгорбанк» не было подано ни единого заявления о понесенных банком убытках.

Но даже если бы банк смог показать ущерб, который был получен из-за задержки регистрации залога в Государственном реестре залогов движимого имущества и попытался бы добиться справедливости по этому вопросу в суде, то на скамье подсудимых должен был бы находиться кредитный инспектор – сотрудник Центрального офиса ЗАО «Донгорбанк». Дело в том, что Оксана Елисеева по внутренней процедуре должна была передать соответствующую заявку, что и сделала вовремя, а регистрацией занимались сотрудники Центрального отделения. Акт, послуживший доказательством вины Оксаны Елисеевой, свидетельствует о возможных нарушениях совершенно другого сотрудника.

Более того, решением Хозяйственного суда Харьковской области о взыскании с ООО «Укан» 1 781 805,15 долларов США в пользу ЗАО «Донгорбанк» является свидетельством и доказательством того, что невыплата кредита в данном случае находится в сфере хозяйственных отношений между юридическими лицами, а не предметом уголовного процесса.

Резюме: Калининский районный суд г. Донецка в составе коллегии судей (Александр Гавриленко – председательствующий, Александр Домарев и Алла Иванова) вынес приговор на основании суждений следователя СУ УБОП Донецкой области Дмитрия Гасана при содействии заместителя прокурора Донецкой области Александра Нестеренко, в частности:

Четверо ранее незнакомых лиц создали преступную организованную группу с целью хищения денежных средств кредита. Неизвестно каким образом, но денежные средства кредита были обналичены через неизвестно какие фирмы. От 6 990 000 грн. безналичных денег группа получила 7 023 000 грн. наличными. Однако доказательств того, что наличных было 7 023 000 грн., как и того, что эти средства были распределены среди участников ОПГ – нет.

Согласно приговору, Оксана Елисеева получила 8 лет тюрьмы с конфискацией имущества и без права занимать определенные должности, Игорь Аранов — 9 лет, Геннадий Чижевский — 8 лет, Елена Соколова — 8 лет.

Часть 2 – бесконтрольность судебной системы

Исполняя свои должностные обязанности по отправлению правосудия, судьи несут за свои действия, в том числе, уголовную ответственность, в случае наличия в их действиях состава преступления. Уполномоченные органы государственной власти обязаны реагировать на поступившую к ним информацию о подобных действиях.

Как оказалось, быстрее всех реагирует на обращение о нарушении прав человека Уполномоченный Верховной Рады Украины (ВР) по правам человека (Омбудсмена), должность которого уже больше 13-ти лет занимает Нина Карпачева. Оперативность вызвана тем, что чиновники используют шаблон «отписки». Судя по правовому ликбезу в письме Уполномоченного ВР по правам человека, в Украине вопросы правосудия, а также вопросы законности досудебного и судебного процесса решаются только в судах.

Несмотря на нашу просьбу не привлекать к проверке изложенных нами фактов сотрудников прокуратуры и МВД г. Донецка и Донецкой области (в силу высокой вероятности предвзятого отношения с их стороны), наше обращение переслали в прокуратуру Донецкой области. Туда, где визировали приговор Оксане Елисеевой.

Кроме того, в Секретариате Уполномоченного по правам человека заявили, что Уполномоченный не может влиять на суд с целью принятия того или иного решения. Но в Законе Украины (ст. 13, п. 9) «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека» предусмотрено право Уполномоченного присутствовать на заседаниях судов любых инстанций, принимать участие в судебных процессах. В обязанности Уполномоченного входит, цитируем: «Обеспечивать выполнение возложенных на него функций и в полной мере пользоваться предоставленными ему правами». Согласно ст. 3 п. 3 Закона, целью деятельности Уполномоченного является предотвращение нарушения прав и свобод человека и гражданина или способствование их восстановлению. Другими словами, отказ Нины Карпачевой в содействии гражданину по восстановлению его прав — это прямое нарушение присяги и закона об Обмудсмене.

К слову, на выполнение своих функций Уполномоченный по правам человека в 2010 году получил 21,3 млн. грн., в 2011 должен получить — 22,97 млн. грн., из которых 450 тыс. грн. должны уйти на покупку автомобиля, почти 1,2 млн. грн. — на новую мебель, почти 2,2 млн. грн. — на реконструкцию здания по ул. Институтской 21/8 (закупка у одного участника). С 2005 года по 2010 год Уполномоченным на реконструкцию зданий тратилось в среднем в год 4 млн. грн. (за исключением 2009 г.), в общей сложности 20,5 млн. грн., не считая затрат 2011 года.

В своем выступлении в Верховной Раде от 14 января 2011 года Нина Карпачева заявила, цитируем: «Як наголошувалось у публічних виступах Омбудсмана України, особливо нелюдяним є ставлення до затриманих з боку працівників Шевченківського районного управління міліції міста Києва, що підтверджується низкою проваджень. Особливого резонансу в суспільстві набула справа про загибель 20-річного студента Ігоря Індила. Нині у Деснянському районному суді міста Києва розглядається справа стосовно двох співробітників цього райуправління. Працівник Секретаріату Уповноваженого з прав людини, маючи лише права представника потерпілих, намагається добитися справедливого судового рішення у цій справі».

Если сопоставить две цитаты одного чиновника, то, согласно полученным нами ответу, Уполномоченный не мог представлять интересы погибшего, добиваясь судебного решения, поскольку Уполномоченный «не может влиять на суд с целью принятия того или иного решения», как нам было сказано выше.

Или же Уполномоченный может влиять на суд, а точнее принимать участия в судебных процессах с целью принятия того или иного решения, но делает это только в особо резонансных случаях, которые позволяют демонстрировать Уполномоченного в положительном имидже при широкой медиа-поддержке.

Судя по ответу Уполномоченного, а также исходя из его заявлений, в том числе, и с трибуны Верховной Рады, делаю заключение, что этот орган выполняет в Украине функцию статиста, фиксирующего обращения и пересылающего их на другие органы. Впрочем, на запрос журналиста секретариат Уполномоченного никакую статистику о своей деятельности предоставить не смог, сославшись на то, что законом об Обмудсмене ведение статистики не предусмотрено. Такой ответ, как минимум, не корректен, более того, он является поводом для искового заявления, поскольку в соответствии с Законом Украины (ст. 1 п.1, ст. 14)  «О доступе к публичной информации» распорядитель публичной информации обязан предоставить и такую статистику, независимо от того, обязан ли орган вести эту статистику по законам или не обязан.

Следовательно, эффективность работы Уполномоченного ставится под вопрос. Как и рациональность расходования свыше 20 млн. грн. бюджетных средств на парламентского недееспособного защитника, деятельность которого больше похожа на строительного подрядчика и органа статистики.

Не вдаваться в подробности обращения решили также и в Совете национальной безопасности и обороны Украины, переслав наше обращение в Генеральную прокуратуру.

В Высшем совете юстиции согласились обсуждать этот вопрос только лишь после решения Апелляционного суда.

В Генеральной прокуратуре пообещали провести проверку, которую проведет прокуратура Донецкой области, сотрудники которой подписывали обвинительное заключение против Оксаны Елисеевой.

Служба безопасности Украины на обращение отвечать не стала. На момент выпуска этого отчета прошло 53 дня после отправки письма, что также является грубым нарушением ст. 20 Закона Украины «Об обращении граждан».

Таким образом, если предположить, что дело носит заказной характер и что в окружении народного депутата Рината Ахметова поставлена задача посадить обвиняемых в тюрьму, то возможность оправдательного приговора отсутствует.

Письма адвоката Оксаны Елисеевой государственные чиновники откровенно проигнорировали. В администрации Президента Виктора Януковича, а также в Высшем совете юстиции жалобу вернули, не посчитав нужным даже переслать ее на Генеральную прокуратуру. У Обмудсмена использовали шаблон отписки, который практически не отличается от того, который получили мы. В прокуратуре Донецкой области ответили, что доводы о необъективности рассмотрения уголовного дела в Калининском районном суде, будут проверены Апелляционным судом Донецкой области при рассмотрении апелляционных жалоб подсудимых.

Отреагировать на жалобу адвоката согласились в Высшей квалификационной комиссии судей. На момент написания отчета, ответ о результатах проверки еще не поступил.

Система государственных органов, призванных защищать права украинцев, оказывается несостоятельной перед защитой прав человека в суде. Судебная система стала более эффективным «киллером», чем наемные убийцы, которые рано или поздно могут сдать заказчика.

Лоббисты, которые контролируют и/или являются участником судебной системы, утверждают, что при существующей коррупции в судах, которую никто не отрицает, все-таки есть условия для независимого судебного рассмотрения дел.

В частности, в судах (в административных, местных и апелляционных общих, а также хозяйственных судах) внедрена автоматизированная система, которая в произвольном порядке распределяет дела между судьями. Она считается одним из основных показателей неподкупности судей.

Об автоматической системе распределения дел в судах можно сказать следующее. Опрошенные «J» сотрудники судов назвали один из самых эффективных способов обхода указанной системы. «Использование хакерских программ для подмены судьи, наверное, возможно, но, по крайней мере, широко этот способ не применяется. Гораздо проще сослаться на технические проблемы, которые исключают работу автоматизированной системы. Например, отключена электроэнергия, перегорел блок питания в компьютере и т.д. В этом случае, председатель суда в ручном режиме назначает нужного судью», — рассказывает помощник судьи одного из киевских судов, пожелавший остаться неназванным.

Прокуроры и адвокаты также соглашаются с тем, что независимым распределением дел можно управлять. «Я не знаю, как это происходит, но когда было нужно рассмотрение конкретным судьей, и за это была обещана благодарность — дело попало именно к нему», — поделился адвокат крупной юридической фирмы.

Кроме того, еще одним сдерживающим фактором для влияния на суд является скрытность судьи. До начала судебного заседания апелляционного суда, фамилия судьи, который будет рассматривать дело, остается неизвестной. Такая мера должна стать гарантией того, что на судью не будет оказано давление. На практике, фамилия судьи становится известной и адвокату и прокурору (и заказчику дела) еще в день распределения дела.

Таким образом, судебная система оставляет, минимум, две возможности для влияния на судебный процесс еще до начала судебного заседания. Но попытка договориться с «чужим» судьей не всегда может закончиться успехом, поскольку не все судьи готовы незаконно осуждать людей за вознаграждение. Гораздо проще использовать уже готового к сделке судью. То есть проще отключить на 5 минут подачу электроэнергии в суд и внести в список своего судью, чем надеяться в последний момент договориться о нужном судебном решении.

Часть 3 – официально: проблем в судах нет

Несмотря на то, что факты взяточничества в судах являются широко известными не только в Украине, но и за ее пределами, государственные органы упорно отказывают признать этот факт.

В 2010 году в Высшую квалификационную комиссию судей Украины поступило 6108 жалоб на действия судей, из них 480 – на действия судей Донецкой области. В 2011 году — 17538 жалоб, из них 1361 – на действия судей Донецкой области. По состоянию на 27 октября 2011 года лишь 52 судей было привлечено к дисциплинарной ответственности, из них 4 — судьи Донецкой области. Это означает, что только 0,3% жалоб приводят к дисциплинарным последствиям для судей. Или то, что 99,7% жалоб на судей являются безосновательными.

Поэтому неудивительно, что коллегия судей, которая вынесла приговор Оксане Елисеевой, продолжает работать в суде. На действия председательствующего Александра Гавриленко поступали 2 жалобы, по которым было отказано в дисциплинарном производстве. На Александра Домарева также поступали 2 жалобы, по которым было отказано в дисциплинарном производстве. А на судью Аллу Иванову поступалио 14 жалоб, по 12 из которых не обнаружено оснований для дисциплинарного производства, а по 2 – проводится проверка. Судя по представленной выше статистике, на одно привлечение судьи к дисциплинарной ответственности приходится 336 жалоб, по которым отказано в дисциплинарном производстве.

На качественное и добросовестное выполнение своих задач Высшей квалификационной комиссии судей из государственного бюджета Украины в 2011 году выделено 33,2 млн. грн., из которых 16,7 млн. грн. — это зарплата сотрудников.

Еще одну статистику жалоб ведет Высший совет юстиции. В частности, в 2008 году в Высший совет юстиции на действия судей поступило 4929 жалоб (из них 291 на судей Донецкой области, учитывая судей апелляционных и специализированных судов), в 2009 — 4533 (из них 263 на судей Донецкой области, учитывая судей апелляционных и специализированных судов), в 2010 — 8587 (из них 410 на судей Донецкой области, учитывая судей апелляционных и специализированных судов), с января по сентябрь 2011 года — 7356 (из них 343 на судей Донецкой области, учитывая судей апелляционных и специализированных судов). На протяжении 2008-2011 годов к судьям Верховного Суда Украины и высших специализированных судов дисциплинарные взыскания не применялись.

На финансирование Высшего совета юстиции потрачено: в 2008 году – 15,2 млн. грн., в 2009 – 13,2 млн. грн., в 2010 – 16,6 млн. грн. (в том числе на строительство 1,6 млн.грн.), на 2011 год – запланировано 54,6 млн. грн. (в том числе на строительство 38,1 млн. грн.), по состоянию на 2 октября 2011 года использовано 21,1 млн. грн. (в том числе на строительство 9,2 млн. грн.).

Впрочем, получить официальный ответ на вопрос, существует ли взяточничество в украинских судах, не представляется возможным. Судя по официальным ответам, ни один орган в Украине не является распорядителем информации о количестве случаев взяточничества среди судей: ни Генеральная прокуратура, ни Высший совет юстиции, ни Высшая квалификационная комиссия судей, ни Уполномоченный по правам человека.

Возможно, Служба безопасности Украины может дать эту информацию, но ответ от нее пока еще не поступил.

Планируемый срок окончания исследования: до 31 декабря 2011 года. За это время к публикации планируется еще не менее 2-х отчетов.

Приложения:

1. Приговор

2. Кредитный договор

3. Договор залога

4. Договор ипотеки

5. Акт документальной проверки

Подготовил: Вице-президент АЖИ Максим Шпаченко.