Tag Archives: Судебная реформа

Поломанные весы справедливости. Судебная реформа: Для кого и зачем ?

Недавно бродя по просторам интернета,  нашел довольно  характерный и интересный  диалог журналиста, который интересовался вопросом — сколько стоит «хорошее» решение суда ? Предлагаю выдержки из этого оригинального диалога :

«… Владислав Бовсуновский
Добрый день, я журналист газеты «Сегодня». Хочу написать статью на тему «адекватность работы судов по защите прав автомобилистов». Прошу помочь мне в сборе информации. Меня интересуют «уникальные» в смысле незаконные решения суда, размер взяток судьям, придуманные причины для отказа в рассмотрении дела. Кроме того, образцы непрофессионализма судей. В общем, помогайте. Только вместе мы можем что-то решить. Мои контакты: 80933202859 bovsunovskiy@segognya.ua
Валерий Кундиловский
наши судьи «просефионалы» своего ремесла.. а суды самые гуманные… им дай только человека.. а за что судить — найдут.. а особенно водителя ТС
Юрий Шуляков
Интересный журналист… Почитаешь предложенную тему, так сразу мнение возникает, что судьи берут взятки. Вы это с чего взяли? Давали, что-ли? Если да, то покайтесь и сделайте заявление о явке с повинной. А незаконные интересные решения… Это Вы о чём? Если судья оказался не прав, хотя он так не считал, его поправил апелляционный суд. А если решение оставлено в силе, то оно совершенно не курьёзное. Вам показалось что оно курьёзное только лишь исходя из Вашего ошибочного представления о юриспруденции.
Владислав Бовсуновский
Ага. Например, когда в одну Мазду въезжает Мерседес, который по документам числиться как кузов и водителя Мазды признают виновным. Или когда судья спрашивает почему нет на схеме ДТП тормозного пути, хотя откуда тормозной путь у автомобиля с АБС. Таких решений — множество. Судебная система в нашей стране коррумпирована и прогнила насквозь. Даже хуже ГАИ. По любому поводу, даже за царапину  в результате ДТП, водителя лишают прав на год. Кроме того, у меня есть информация, что судьи получили команду по любому поводу отказывать в принятии заявлений от автомобилистов  по обжалованию штрафов ГАИ. Исполнительная и законодательная ветви власти сговорились и это угрожает нацбезопасности
Владислав Бовсуновский
Апелляционный суд — бред полный. Рука руку моет. Идет настоящая круговая порука. Закон и Справедливость нервно курят в стороне — решения принимаю полудибилы-судьи, которые сами не знают законов. Я пока не побывал не нескольких заседаниях, сам верил в суды. Но пообщался с судьями и понял почему мы так плохо живем…

Юрий Шуляков
Владислав Бовсуновский Частные примеры не могут служить аргументом так как они вырваны из контекста и для их объяснения нужно на форуме повторить весь судебный процесс, или хотя бы решение суда, но с увязкой позиций сторон, апелляционного рассмотрения и т.д.     А ещё про судей-дебилов и тому подобное — поосторожней. Дело не в ответственности за высказывания, а в том, что Вы себя считаете интеллигентом, наверное…
Валерий Кундиловский
.. попались бы вы Юрий к тому судье-интелигенту что я был …. хорошо что ст.122 . п4 КоАП не предусматривает расстрел… замечательная статья — во всех ситуациях применяется… и в протоколе цифра п.4 отлично получается с единички…
Юрий Шуляков
Я не хочу попадать к такому «судье-интеллигенту». У Вас эмоции, думаю, я понимаю. Я каждый день сталкиваюсь и с судьями, и следователями, и прокурорами. Но Вы ведь поняли, что я не о личных претензиях, а о том, что по одной фразе из решения суда нельзя судить обо всём деле. Нельзя обзывать судью дебилом, если сам, будучи, например, журналистом, пишешь с грамматическими ошибками. Поэтому, высказываться нужно корректнее.
Владислав Бовсуновский
Юрий,  а если посмотреть на этот вопрос с точки зрения последствий? Грамматическая ошибка журналиста исправляется легко и особого вреда не приносит. А вот судебная ошибка… Проблема в том, что у нас судья вообще ни за что не отвечает. Он выносит решение на свое усмотрение и практически ничем не рискует — неприкосновенная каста. И ему плевать, что в результате его решение по лишению человека прав на 2 года, «подсудимый» остается без средств к существованию. То, что творится в судах при рассмотрении дел по ДТП в данный момент — не правосудие, а репрессивный механизм. …»

Не остались в стороне и художники, так наш земляк (уроженец г. Харькова), художник  Иван Кулик,  который сейчас живет и работает в Польше,  вот в каком  образе  увдел  состояние  современной украинской системы правосудия и справедливости:

Согласитесь, что этот диалог и видение  художника, прямо и бесхитростно показывает основные недостатки нашей судебной системы,  как бы подтверждая знаменитые  слова экс-президента Леонида Кучмы (из пленок майора Мельниченко) касательно его взглядов, на то кто такие судьи и на сколько они справедливы в своих решениях.

О  существовании проблем со  справедливостью и справедливым судейством, в наших украинских судах, также уже давно  всем известно. Любой практикующий адвокат и большинство граждан, кто умудрился пройти через жернова этой, так называемой судебной системы, знают по личному опыту, что это такое. А это немало,  ни много, по данным судебной администрации Украины от 6 до 10 миллионов дел в год (имеется ввиду все дела рассматриваемые судами Украины) !  Умножьте как минимум на 3  ( сам участник судебного процесса и члены его семьи) и получаем, от 18 до 30 миллионов человек проходят в год через эти «жернова».

Проблемы и жалобы на  судебную систему, как правило однотипны,  это в первую очередь,  наличие очень большого процента  субъективизма и психической неадекватности,  в сочетании с  обычной некомпетентностью  и коррупционностью    значительной части судейского корпуса.

Бороться с этими негативными моментами, в деятельности судов первой инстанции, как бы призвана апелляционная инстанция. И вот здесь возникает основная проблема. Так как, апелляционные суды, за редким исключением, не выполняют контролирующей и исправительной функции, возложенной на них законом. Таким образом  несправедливость заходит в замкнутый круг из которого практически нет  выхода на национальном уровне.  Выйти из этого порочного круга несправедливости украинской судебной системы, можно только  обратившись в Европейский суд по правам человека,  который  удовлетворяет до 90% исков жалобщиков из Украины.  По  статистике Европейского суда по правам человека Украина стабильно находится в основной  кагорте  «стран-лидеров» по обращению граждан в Европейский суд по правам человека, но это как правило, еще 2-3 года несправедливости для конкретных людей.

Основная проблема проводимой судебной реформы состоит в том, что никто не проводит  соответствующую аналитику  и не делает самые обычные логические выводы, вытекающие из конкретной проблематики связанной, непосредственно с темой  отсутствия здравого смысла и справедливости в украинском судопроизводстве.  И на мой взгляд, вот именно в эту болевую  точку и должно быть направлено острие той  судебной реформы, которое уже давно ждет все наше общество. Так как основная проблема нашего судопроизводства, это очень  неэффективная работа, почти всех  апелляционных  судебных инстанций.  Но вместо реформирования и приведения в соответствие с принципами справедливости, в первую очередь  института апелляционного обжалования,  проводимая реформа пошла по пути  разграничение полномочий в судебной системе и переформатирования сложившихся зон влияния. Указанная  «реформа» как это заявляется официальной властью,  направлена якобы, в первую очередь, на борьбу с коррупцией в судах и  конечно, как всегда, ставит перед собой «светлую»  цель,  сделать украинское правосудие самым справедливым в мире.

И для этого предлагается создать единые суды первой инстанции, которые будут рассматривать все дела граждан, а апелляционная инстанция станет последней для преобладающего большинства судебных решений. Также  существенно упростить  судебный процесс, существенно сузив при этом права граждан, а для судей, якобы  усилить контроль  за качеством их работы.

Детально описывать все предложенное в  реформе, я считаю  нет смысла. Их анализ потянет на солидный научный труд и скорее всего  полностью разобьет в пух и прах эту так называемую «реформу», правда еще пока вроде бы как и рано судить, так как она  (реформа) начала делать только первые шаги.   Но  имея опыт и наличие действующей практики именно в этот момент, видя настроение конкретных судей, а также их подходы, все к той же банальной теме справедливости, на сегодняшний день. Могу четко предположить, что такие радикальные перемены, на 100% потянут за собой необходимость вносить  все больше корректив, почти во все процессуальные кодексы. Поэтому неразбериха в судах ожидается  полнейшая  и длится она будет, по всей видимости, долго.  Что собственно говоря мы уже и наблюдаем. Сейчас довольно ощутимо чувствуется усиление все тех же «старых» болячек свойственным нашим судам, т.е., то что в народе принято называть «беспределом».  Но,  об усилении контроля за работой судов, пока не и речи не ведется.  Контроля нет и скорее всего в ближайшем будущем и не предвидеться.  В связи с чем и  возникает этот естественный  вопрос,  вынесенный в заглавие этой статьи.

Лев Ходаковский

Реформы судебных и правоохранительных органов, несовместимы с демократическим обществом

10 октября в УНИАНе правозащитники и юристы обсуждали проблемы реформирования судебных и правоохранительных органов в Украине. И хотя Николай Серый заявил, что собрал прессу не ради критиканства, именно критики прозвучало немало. «Если мы с уважением относимся к власти, то есть откровенно указывать на все недостатки и ошибки, которые она делает», — сказал он.

Первое серьезное обвинение юристы-специалисты высказали насчет непрофессионализма нынешней власти. «Кроме желания и свободы то делать надо еще иметь профессионализм», — сказал Николай Сирый и привел несколько примеров деятельности, которая по его мнению и мнению еще многих экспертов не является адекватной с точки зрения юристов-специалистов. Так, резкой критике поддалось Распоряжение Президента о создании Межведомственной комиссии по вопросам реформирования судебной системы. С точки зрения мировой практики нельзя создать нечто действительно хорошее комиссией, которая, по словам того же Серого, «несет коллективную безответственность за то, что ими было написано». Примером «коллективной» работы, которая ставит под сомнение возможность сделать Украину демократическим и свободным государством является проект Уголовно-процессуального кодекса (УПК). «Мне, как специалисту, хватит 15 минут, чтобы размазать эту писанину на 400 страницах по стене», — заметил господин Сирый, — «Но на всех заседаниях посвященных обсуждению нового проекта УПК мне просто не давали открыть рта, поэтому пришлось дать себе слово путем маленького скандала, хотя я сам по себе воспитанный и интеллигентный человек ».

Программный Директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Владимир Яворский, отметил проблему, что не может любой орган реформировать сам себя. Именно этот процесс сейчас происходит в Украине. Правозащитники настаивают на привлечение к подобным важных проектов экспертов со стороны, как это происходит в других демократических государствах. На что господин Серый добавил, что он лично и его организация «Клуб юристов» полностью открыты для сотрудничества и не представляя никаких политических интересов готовы помогать власти в решении вопросов реформирования правоохранительных и судебных органов. «Мы готовы к сотрудничеству и будем если не работать вместе с властью, то хотя сообщать общественность к чему могут привести те или иные шаги власти и возможны ли вообще те изменения, которые нам обещают сделать».

Господин Яворский также отметил, что уже сейчас власть демонстрирует свое нежелание работать открыто, прозрачно и прислушиваться к мнению специалистов. «Недавно стало известно, что Верховная Рада собирается все же принять УПК в том виде, в каком он есть сейчас», — рассказал Владимир Яворский. — «Даже несмотря на 1000 страниц критики и рекомендаций со стороны международных экспертов принять УПК только в доработанном, измененном виде. Но несмотря на международное сообщество, оценки местных экспертов — его все же решили принимать и даже уже раздали проект депутатам для ознакомления ».

Николай Сирый отметил, что если УПК будет принят в том виде в каком он есть сейчас, то это конец демократическому обществу и свободе, и является большим шагом назад. Он подчеркнул, что это очень опасный проект и что нужно сделать все, чтобы он не был принят в том виде в каком он есть. «Это шаг к средневековью. Там есть такие пункты, например, что первый допрос может состояться до встречи с адвокатом. Можно себе представить, какими методами у нас выбивают показания с человека. И там есть еще много пунктов по ограничению доступа к защите. Поэтому можно сказать, что если примут этот КПК, то нас с вами полностью законно оставят конституционного права на защиту ». «Эти вещи не совместимы с демократическим обществом», — завершил эту тему Владимир Яворский.

Кроме того все участники пресс-конференции соглашаются с тем, что реформа судебных и правоохранительных органов нужна и немедленно. Но все же, выражают свою обеспокоенность, что судебная система еще не готова к этим реформам и что все нужно делать постепенно. «Та система, которая существует сейчас, была рождена много лет назад, еще во времена режима Кучмы. И мы действительно должны избавиться от нее, но это не может происходить резко, как, например, это сейчас происходит в ГАИ. Судей и прокуроров надо подготовить, обучить и только потом вводить изменения. На это нужно потратить немало времени »- завершил пресс-конференцию Николай Сирый.

Виктория Онищенко, Киев

Торжество не здравого смысла

Соня Кошкина
шеф-редактор Lb.ua

На руку власти играет то, что мало кто из граждан вникал и вникает в произошедшее 1-го октября.

Большинству голосующих – а именно на их мнение вынужденно ориентироваться ПР – все равно, по какой Конституции жить: 2004-го года, 1996-го, 1936-го – Сталинской, признанной на Западе, между прочим, самой демократичной. Как говаривал пожизненный кандидат в Президенты С.Раков: давайте вернемся к Конституции Пилипа Орлика; если ее положения все равно не выполняются, то какая разница в каком веке она принята.

На руку власти играет то, что фактическое установление диктатуры в стране освящено решением Конституционного суда. То есть, для Запада (живущего двойными стандартами) все вполне благопристойно. Ах, решение КСУ говорите? Ну, его надо выполнять… Обратит ли внимание Запад на тот любопытный факт, что только за последний месяц из КСУ буквально сбежали четверо судей? Двое из них прямо заявили о фактах давления? На то, что только трое из нынешних 18 членов КСУ имеют отношение к конституционному праву (заметьте: не специалистами являются, а именно – имеют отношение)? То-то же.

Кто, в конце-концов, отметит одну простую, но весьма важную деталь: КСУ мог отменить реформу 2004-го, но он НЕ ИМЕЛ ПРАВА реанимировать Конституцию 1996-го года?! Подобное – не в компетенции КСУ, подобным правом наделены исключительно народные депутаты. Что прямо следует из текста Конституции что 1996-го, что 2004-го года.

Неужели судьи не осознавали: сами себя ставят в весьма пикантное положение? Попросту: могут быть разогнаны, на данном основании, в любой момент. Именно: в любой момент, а не сию секунду. То есть, сию секунду тоже могут, но зачем власти лишаться столь замечательного «ручного» суда? Суда, который только за полгода принял два совершенно противоположных – своим же давешним вердиктам (включительно с «тушками») решения? Нет, такой суд лучше и проще держать на «коротком поводке» – до востребования.

Пример – участь Сюзанны Станик. Приняв присягу судьи КСУ в отсутствие в зале ВР главы государства, она, тем не менее, недолго, но счастливо проработала в должности. Ровно до тех пор, пока Президенту Ющенко не захотелось ее уволить. Как только захотелось – вспомнилось о наличии повода.

Безусловно, судьи, все это и осознавали и понимали. Хоть большинство из них, как было сказано, не конституционалисты, все ж люди неглупые. Почему же вынесли такое решение? Потому, что они его не выносили. Они его читали. Это – не шутки. Текст писался на Банковой. Что, в узких кругах, не было секретом вот уже дней 5-6 как. Если совсем точно: писался аппаратом КСУ, основываясь на «рекомендациях» Банковой. Хотя, в столь серьезных случаях, судья-докладчик должен заниматься этим лично. Займись он этим лично – у КСУ сработал бы инстинкт самосохранения. Что-что, а пилить сук, на котором сидят, судьи б точно не стали. Теперь пилить уже нечего. Тем, кто в 2007-м сетовал на дискредитацию высшего конституицонного органа, просто не знал, что ждет КСУ в 2010-м.

Откуда у Lb.ua столь безапелляционная уверенность в истинности изложенного? С момента принятия КСУ к рассмотрению представления 252 народных депутатов, весь политикум только тем и занимался, что гадал: что скажет КСУ после того, как признает неконституционным закон №2222. Возможные вариант Lb.ua подробноо отписывал тут.

Точнее так: штатные спикеры ПР – а-ля чечетовы – гадали. Причем публично. Люди компетентные: судьи КСУ в отставке, маститые правоведы, ученые, от публичных толкований воздерживались поясняли – как можно комментировать юридический абсурд. В неофициальных беседах, однако, признавались: действительного сценария развития событий не знает никто. Этого сценария не знал – в полной мере – глава профильного парламентского комитета Кивалов; его не знал – ни в какой мере – глава фракции ПР Александр Ефремов; его не знали вице-премьеры…Никто из них – в страшном сне не мог предположить: парламент будет устранен от процесса одобрения новой/старой версии Основного закона.

Его не знал никто, кроме Александра Лавриновича и Андрея Портнова. Никто. Два человека вершили судьбу целой страны. И страна раболепно помалкивала.

24-го августа – выступая на Майдане Независимости – гарант заявил о необходимости «новой формулы Конституции». Казалось бы: заявление сие – предмет для широчайшей общественной дискуссии. Однако, никакой дискуссии не было не только в обществе – даже в политических кругах. Ни там, ни там, ее не инициировали. В итоге, решением КСУ «подвинули» даже Верховную Раду. И вновь – тишина. Всех все устраивает.

«Вот, даже я, народный депутат, со статусом, с положением, с возможностями, я не понимаю, как дальше будет жить страна; какой закон о Кабинете министров у нас действует, какой – нет; сколько лет полномочия парламента, сколько – президента» – на протяжении пятницы, эту фразу Lb.uа слышал ни раз и ни два. Показательно: пятеро собеседников были членами ПР, двое – сателлитами-перебежчиками. Последние особо радовались решению КСУ, так как прежняя редакция Конституции никакой коалиции в ВР не предусматривает – простое большинство, причем на основе индивидуального членства. Отныне – никаких «тушек», только подобострастное «давайте объединимся вокруг сильного Президента».

Власть идет напролом. Ничего не стесняясь и ни в чем себе не отказывая. Ее некому остановить. Некому одернуть. Никто из сомневающихся не посмеет озвучить свои сомнения.

Так почему, спрашивается, стесняться подмены Верховной Рады Конституционным судом? Зачем отказывать себе в удовольствии крутить по всем телеканалам неприкрытую рекламу ПР, невзирая на указ Президента (!), запрещающий подобное политическое промо? Цинизм? Ах, неужели?!

Может, вы напомните о предвыборных обещаниях ПР: о децентрализации власти, об усилении местного самоуправления? Конституция 1996-го года, ставящая во главу угла Президента, этому всему, конечно, поспособствует. Даже не сомневайтесь. Как и в том, что «регионалы» добровольно ответят за ошибку 2004-го – публично признанную устами Елены Лукаш.

Единственный, оставшийся пока без ответа вопрос: зачем все это Януковичу? Имеющихся полномочий, вкупе с личным авторитетом, вполне достаточно для того, чтоб «гнуть» свою линию так, как считает нужным. Истекшие полгода убедительно сие доказали. Однако, что будет в следующие полгода и далее, никто не знает. Потому Виктор Федорович страхуется.

В отличие от Виктора Ющенко, упустившего «золотое время» (с точки зрения рейтинга и полномочий) 2005-2006-го, Виктор Янукович кует железо пока горячо. Это – фактор номер раз. Впредь «ручного КСУ» может не стать. Зато, останется в силе подзабытое – давнее – решение, позволявшее Леониду Кучме избираться на третий срок. Позволявшее на том основании, что впервые он «двигал» на «пост номер один» по старой Конституции, а в 1996-м была принята новая. Ну, точно как Виктор Федорович: гарантом стал по одному Основному закону, потом КСУ его взял, да, отменил. Получается, первый срок Януковича – не такой уж первый.

Фактор номер два – личная сатисфакция. Сегодня мало кто помнит: изначально Конституционная реформа задумывалась Кучмой и Ко для ограничения полномочий преемника Леонида Даниловича. И – на том этапе – преемственность Виктора Андреевича еще не стала очевидной. Таким образом, К-реформа была, в равной степени, направлена как против Ющенко, так и против Янукович. Вернуть этот «пасс» Кучме, которого Янукович всегда винил и продолжает винить в провале-2004, было для Виктора Федоровича делом чести. По сути, отменить кучмовскую реформу для Януковича значило то же, что победить – после Ющенко – на президентских в 2010-м.

Фактор номер три. Полномочия де-юре и полномочия де-факто – две большие, как говорят, в Одессе, разницы. В РФ это подтверждено практикой взаимоотношений Медведева-Путина. Николай Азаров на посту Премьера не вечен. Делайте выводы. Виктор Федорович – уже сделал.

***

Да, рефлексирующая публика, склонная к паническим настроениям куда больше, чем представители рабочего класса, уже пугает друг друга: «Они пришли на десять лет, кругом – одни донецкие, Янукович –диктатор и т.д.». Забывая о том, что не только революция пожирает своих «детей», реванш – тоже.

Все происходящее укладывается в две простые метафоры. Хотя и взаимоисключающие.

Первая. В 1941-м через одно село отступала Красная армия. Выходя на околицу, люди молча наблюдали за отходом войск. Через неделю через то же село, немцы погнали пленных. Сначала – военных, потом – гражданских. Колонны все шли и шли, им не видно было ни конца, ни края. Люди смотрели на это и думали: все, жизнь закончилась, фашисты на века. Не оставалось у них ни надежды, ни воли, совершенно ничего. Скоро жители села уже помогали полицаям – пытались устроиться в своей новой, мрачной жизни. Прошло два года. В село вошли части Красной армии. Через неделю погнали пленных немцев. Над горизонтом снова взошло солнце.

Вторая. Спросите у потомков русских эмигрантов, покинувших руины царской России после 1917-го. Эти люди умерли: кто – в Ницце, кто – в Париже, кто – еще где, не распаковывая чемоданов. Умерли в 60-е, 70-е, в 80-е. Умерли, до последнего не веря, что большевики – это надолго. Говорили: «Кто? Эти необразованные, темные люди? Они разрушили весь государственный строй, попрали законы, сожгли церкви, уничтожили промышленность и хозяйство. Жить в таких условиях невозможно. Нет, это не может затянуться. Нет, скоро жизнь войдет в прежнюю колею, мы вернемся домой – зачем же распаковывать чемоданы». Советский строй, как известно, продержался семь десятилетий. Эмигранты умерли на чемоданах.